Липецкого фермера подозревают в отравлении детей

Липецкого фермера подозревают в отравлении детей
Нагрянули в воскресенье, с постели подняли, все прочесали, все подвалы, все рынки, анализы взяли отовсюду...
Как сообщает Life News, Следственный комитет допросил двух предпринимателей из Липецка и Рязани, у которых беременная мать отравленных девочек покупала соления на ярмарке в Южном Бутове.

В поисках возбудителя неизвестного яда, из-за которого погибли 4-летняя Аня и 7-летняя Лиза Поляковы и попал в реанимацию их 40-летний отец Алексей, следователи провели обыски фермеров на рынках других регионов.

Чтобы взять анализы продуктов, которые ела семья Поляковых перед отравлением, сотрудники полиции выехали в Рязанскую и Липецкую области и провели обыски на местных рынках.

Несмотря на то что выводы о причине отравления детей и их родителей будут строиться строго на экспертизах смерти девочек и анализах их отца, которые еще не готовы, следователи уже сейчас решили провести расследование, опираясь на показания матери.

- 38-летняя Ксения перечислила все, чем питались она, ее муж и дети в дни перед отравлением, - рассказал Life News источник в правоохранительных органах. - Особенный акцент она сделала на солениях, которые купила на ярмарке в Южном Бутове.

Оперативники провели поиски и нашли двух фермеров-частников, которые продали в тот день Ксении Поляковой соленые спаржу и помидоры с огурцами.

- Один - мужчина из Липецкой области, другая - женщина из Рязанской, - продолжает источник. - И в Липецк, и в Рязань ездили полицейские, перевернули там рынки и взяли анализы продукции. Все образцы будут проверяться.

Life News удалось поговорить с фермером из Липецкой области Виктором и его дочерью Ольгой сразу после допроса в СКР.

- У нас такое впервые! - рассказывают Life News Виктор и Ольга. - Нагрянули в воскресенье, с постели подняли, все прочесали, все подвалы, все рынки, анализы взяли отовсюду. Но нам бояться нечего, мы спокойны за свой товар. Сами его едим и сами все живы и здоровы. Пускай исследуют, ведь такая беда - двое детишек все-таки умерли.

По словам липецких предпринимателей, испорченные продукты у них просто исключены, так как продажа изготовленных в домашних условиях солений - это их основной заработок. К тому же партия огурцов и помидоров, из которой отоваривалась Полякова, была распродана многим другим посетителям ярмарки. По их мнению, если источником яда были их соления, должны были отравиться очень многие покупатели.

- Мы каждый раз на ярмарки приезжаем на одни и те же места, - говорит предприниматель из Липецка Ольга. - В каждом районе Москвы у нас есть свои клиенты, которые ждут, когда мы приедем, и ходят только к нам. Такого у нас просто не может быть! И у Татьяны из Рязани, которая продала ей спаржу и которую вчера допросили, я уверена, тоже! У нас все по традиционным рецептам, мы четко знаем нашу работу.

Пока идут экспертизы, Ксения Полякова на бесконечных допросах у следователя восстанавливает в памяти фрагменты последних дней счастливого времени, когда муж был здоров, а дети живы и когда можно было что-то изменить.

Напомним, 19 января медики госпитализировали всю семью Поляковых в больницы Москвы.

Врачи поставили диагноз: отравление продуктами питания или веществами, содержащимися в продуктах питания. По их мнению, к моменту госпитализации яд уже достаточно трансформировался, чтобы его не распознать.

24 и 25 января одна за другой в детской больнице скончались девочки - 4-летняя Аня и 7-летняя Лиза Поляковы. Экспертиза смерти показала интоксикацию неизвестным ядом. На предварительном исследовании эксперты смогли лишь установить, что яд имеет биологическое происхождение и не является химическим веществом. Окончательные результаты будут позже.

Уже будучи в больнице, Ксения Полякова узнала, что находится на третьем месяце беременности. Ее состояние врачам удалось стабилизировать, и она смогла выписаться из клиники, чтобы похоронить дочерей.
21:44 01.02.2012

Комментарии

Если вы видете это поле, то ваш браузер не настроен корректно или произошла ошибка при загрузке страницы.
Элемент предотвращения нежелательных действий.
Элемент предотвращения нежелательных действий.