Взгляд

Белгород и Липецк остаются промышленными лидерами Черноземья по результатам 2014 года

Сравнение экономик Центрального Черноземья в 2014 году показывает, что промышленными лидерами макрорегиона являются, как, собственно, и прежде, Белгородская и Липецкая области. Объем их отгруженной продукции составляет в денежном выражении 566 и 480 млрд рублей соответственно. Более чем очевидно, что лидерами их делает в первую очередь горно-металлургический комплекс. Для сравнения: отгрузка в Воронежской области – 356 млрд рублей. Также Белгородчина с ее 1,5 млн тонн мяса в живом весе остается в Черноземье животноводческим лидером. Второе и третье места делят Курская и Тамбовская области. Воронежская занимает только четвертую позицию.

Несмотря на стагнационные процессы в российской экономике и украинский кризис, точнее, вызванные им западные санкции и падение курса рубля, во всех регионах Центрального Черноземья в 2014 году наблюдался промышленный рост. Всюду, кроме Белгородчины, он опередил общероссийский показатель (101,7%). В Белгородской области индекс промышленного производства – 2014 составил 101,2%, в Липецкой - 101,9%, в Орловской - 104,3%, в Курской - 105,7%, в Воронежской - 107,6% и наконец в Тамбовской - 108%.

Но сам по себе показатель ИПП, конечно же, ни о чем не говорит, так как расти можно и от нуля. Поэтому важны масштабы промышленного производства. А другие регионы Черноземья со всей очевидностью опережает Белгородская область. Добыча полезных ископаемых в ней осуществлена на сумму 84,1 млрд, уровень обрабатывающих производств - 455,7 млрд, производство и распределение электроэнергии, газа и воды - 26,3 млрд рублей. В Липецкой те же показали в совокупности меньше (5,7; 446,9; 27,3 млрд). На третьем месте - Воронежская область (5,4; 298,4; 52,8 млрд), а на четвертом - Курская.

Но, впрочем, с соловьиным краем есть интрига. Дело в том, что Курскстат, единственный из статистических ведомств Черноземья, не дает сведения о добыче полезных ископаемых с формулировкой «В целях обеспечения конфиденциальности первичных статистических данных, полученных от организаций, в соответствии с законом «Об официальном статистическом учете и системе государственной статистики в РФ». В отличие от него, Воронеж…, Белгород… и прочие …статы такую информацию раскрывают. Но даже без добычи полезных ископаемых Курская область (115,7;  58,7 млрд) опережает в промышленном плане Тамбовскую (0,23; 100,8; 14,7 млрд) и Орловскую 0,12; 79,2; 17,9 млрд рублей).

В строительстве лидируют Белгородская и Воронежская области. Ввод жилья на Белгородчине составил 1,47 млн кв. м. Индивидуального жилья сдано свыше 1 млн кв. м. В Воронежской области - 1,55 млн кв. м. Население как за счет собственных, так и привлеченных средств построило 534,7 тыс. кв. м. В денежном выражении Белгородская область в строительстве несколько опережает Воронежскую: 63 млрд (минус 9,6%) против 57 млрд рублей (плюс 16,7%). Если судить по объемам строительных работ в рублях, то на третьем и четвертом месте Курская и Липецкая области, на пятом и шестом - Тамбовская и Орловская: соответственно 42, 37, 31 и 15,4 млрд рублей. Нетрудно подсчитать, что в Белгородской и Воронежской областях строят в четыре раза больше, чем на Орловщине.

По обороту розничной торговли несомненным лидером традиционно выступает Воронежская область (422,9 млрд рублей, рост на 7,2%). В Белгородской он составил 253,6 млрд (107,6%), в Липецкой - 198,2 млрд (104,7%), в Тамбовской - 167,9 млрд (102,9%), в Курской - 164,1 млрд (104,5%), в Орловской - 99,4 млрд рублей (101,2%). Если учесть, что инфляция в Воронежской области, в частности, составила 12%, понятно, что в относительных показателях розничный оборот во всех регионах снился.

Как и в промышленности, в сельском хозяйстве среди регионов Черноземья лидирует Белгородчина (187,1 млрд рублей, 105%). В Воронежской области объем аграрной продукции составил 146 млрд рублей (100,5%). Тамбовская и Курская области идут практически ноздря в ноздрю (99 и 92,5 млрд, 113,7% и 103%), на Орловщине масштабы сельскохозяйственного производства вдвое ниже (45 млрд, 107,3%). А вот Липецкстат такой важный показатель странным образом не выделяет, ограничиваясь только данными о численности поголовья скота, сведениями о производстве мяса, молока и яиц.

Урожай зерновых и зернобобовых культур в Воронежской области составил 4,7 млн тонн, в Курской - 4,2, в Белгородской - 3,5, в Тамбовской - 3,3, в Орловской - 3,1 млн тонн. Что касается животноводства, то Белгородская область производит больше мяса в живом весе, чем все остальные регионы Черноземья вместе взятые - 1,53 млн тонн. На втором и третьем месте Курская и Тамбовская области - 386 тыс. тонн (135%) и 341 тыс. тонн (129%) соответственно. В аутсайдерах - Воронеж, Липецк и Орел (324, 279, 115 тыс. тонн). Зато в производстве молока лидирует Воронежская область (788 тыс. тонн). В Белгородской области аналогичный показатель - 543, в Курской - 325, в Липецкой - 247, в Тамбовской - 222, в Орловской - 193 тыс. тонн. Но в производстве яиц в лидерах опять Белгородчина (1,3 млн штук). Воронежская область - на втором месте (925 млн). В Липецкой области произведено 579, в Курской - 178, в Тамбовской - 170, в Орловской - 144 млн яиц.

Пожалуй, самым важным показателем, которые позволяет оценить масштаб экономики, является валовый продукт. Но органы статистики выдают его с запозданием как минимум на год. Так что сравнивать регионы Центрального Черноземья по ВРП можно только за 2013 год. Воронежская область - 620 млрд, Белгородская - 600 млрд, Липецкая - 325, Курская - 270 млрд, Тамбовская - 240, Орловская - 160 млрд рублей. Отсюда можно сделать вывод, что воронежская и белгородская экономики примерно сопоставимы, хотя сравнение, объективно говоря, работает не в пользу Воронежской области, которая имеет и большую территорию (52 против 27 тыс. кв. км, и большую численность населения (2,3 против 1,5 млн человек). А каждая из двух экономик где-то в четыре раза превосходит орловскую.

Константин ЧАПЛИН

16:29 02.03.2015

Комментарии

Если вы видете это поле, то ваш браузер не настроен корректно или произошла ошибка при загрузке страницы.
Элемент предотвращения нежелательных действий.
Элемент предотвращения нежелательных действий.