Взгляд

Дело о хищении порядка 2 млрд рублей у Новолипецкого меткомбината передали в Ростов-на-Дону

Недавно в Липецке произошло странное событие. У НЛМК похитили порядка 2 млрд рублей, а уголовное дело по обвинению одного из его фигурантов Левобережный райсуд Липецка направил на рассмотрение в Октябрьский районный суд Ростова-на-Дону. Вообще-то, в том, что уголовные дела по УПК РФ отправляют по территориальной подсудности, нет ничего удивительно. Это делают часто. Но вот именно этот случай наводит на мысль, что передача дела в Ростов-на-Дону находится «не в ладах» с уголовно-процессуальным кодексом и нельзя исключать, что за этим стоит чей-то незаконный интерес.

Напомним, по версии следствия, президент ЗАО Концерн «Стальконструкция» Владимир Бирюков с директором ЗАО «Трест Южстальконструкция» Русланом Омаровым с 7 июля 2008 года по 27 сентября 2010-го, при строительстве комплекса центрального узла доменной печи № 7 по договору генерального подряда, похитили у НЛМК ни много ни мало, а порядка 2 млрд рублей. В этом хищении, по данным следствия, также могли участвовать директор по капитальному строительству ПАО «НЛМК» Владимир Сизов, генеральный директор ООО «ТПС» Владимир Нефедов и другие «неустановленные следствием лица».

И вот Левобережный райсуд Липецка направил на рассмотрение в Октябрьский районный суд Ростова-на-Дону уголовное дело по обвинению президента Владимира Бирюкова в хищении и отмывании денежных средств ПАО «НЛМК». Почему, по нашим предположениям, Левобережный райсуд Липецка нарушил УПК РФ?

Руслан Омаров, пока шло следствие, умер. Владимир Сизов находится в розыске, а вот Владимир Нефедов, арестованный в апреле 2014 года, по решению Ленинского райсуда Краснодара был заключен под стражу, потом находился под домашним арестом, а в 2015-м ему изменили меру пресечения на подписку о невыезде. И это все, что известно о его судьбе.

Поводом для передачи дела в Ростов-на-Дону суду послужило то, что преступление, предусмотренное частью 4 статьи 159 УК РФ, хоть и совершалось в Липецке, но завершилось в Ростове-на-Дону. И, следовательно, по территориальной подсудности оно и должно было попасть в один из районных судов Ростова.

Однако Владимир Бирюков и Руслан Омаров не только похитили деньги у ПАО «НЛМК», но и часть из них (363 млн рублей) легализовали. А преступление по отмыванию денег, подпадающее под статью 174 УК РФ, завершилось в Москве. То есть местом окончания преступной деятельности Бирюкова и Омарова в период с 7 июля 2008-го по 27 сентября 2010 года следует считать не Ростов-на-Дону, а Москву. Так почему дело по территориальной подсудности передали не в Москву, а в Ростов-на-Дону?

Можно предположить, что дело о хищении порядка 2 млрд рублей у НЛМК передали из Липецка в Ростов-на-Дону по просьбе господина Нефедова и родственников Омарова, которые живут в Ростове. На их интерес перевести дело из Липецка в Ростов указывает, в частности, Владимир Бирюков, с которым в ходе предварительного следствия было заключено досудебное соглашение о сотрудничестве.

О том, что родственники Омарова могли иметь такой интерес, можно предположить по тому факту, что на имущество Руслана Омарова наложен арест на сумму более 300 млн рублей и его родственники, возможно, серьезно заинтересованы в том, чтобы любыми способами оставить это имущество у себя. И нельзя исключать, что у них может быть больше шансов не потерять эти деньги, если дело будет рассматриваться не в Липецке, а в Ростове.

Что касается Нефедова, то можно предположить, что он, хлопоча о передаче дела на рассмотрение в ростовской суд, рассчитывает уйти от уголовной ответственности.

Так или иначе, до того, как дело ушло в Ростов-на-Дону, судья указывала, что дело подсудно Левобережному райсуду города Липецка. Однако с 5 по 14 декабря 2016 года судья поменяла свое мнение. Даже если она и ошиблась, принимая первое решение, согласно УПК РФ, если обнаруживается, что подсудность уголовного дела – в сфере другого суда, то судья вправе оставить это дело в своем производстве. Но она почему-то его не оставила – при том, что и подсудимый Бирюков, и его адвокат, и прокурор, и представитель НЛМК ходатайствовали о рассмотрении дела в Липецке, так как основная часть преступления была совершена в Липецке, все доказательства и свидетели также находятся в Липецке. Все стороны по делу обжаловали постановление судьи о передаче дела в Ростов-на-Дону. Очевидно, что к мнению представителя НЛМК об оставлении дела в Липецке суду нужно было прислушаться особенно, так как именно комбинату был причинен ущерб совершенным преступлением, а он, как известно, является крупнейшим налогоплательщиком Липецкой области и его финансовое состояние напрямую отражается на областном бюджете.

Редакция «Абирега» далека от голословного обвинения причастных к этому делу стражей порядка в злоупотреблении своим служебным положением. Мы обратились в областной суд с просьбой объяснить, почему было принято решение о передаче дела в другой регион и судья не воспользовалась предусмотренным законом правом оставить дело в Липецке. Ответ из облсуда пока не получен. Видимо, он будет получен только 7 февраля, когда облсуд рассмотрит жалобы сторон на постановление о передаче дела в Ростов-на-Дону.

Максим ИВАНОВ

15:30 31.01.2017