Взгляд

Генеральный директор управляющей компании «ГринИнвест» Максим Соколов: «Себестоимость импортных помидоров настолько низкая, что выгоднее выкинуть половину, чем покупать российское»

Прошлый год ознаменовался в Черноземье бумом тепличного строительства, немалую роль в котором сыграло 20%-ное субсидирование государством капитальных затрат на строительство теплиц. Не меньше, чем введенных в строй тепличных объектов, было громких нереализованных проектов, заявители которых обещали инвестировать десятки миллиардов, но сошли с дистанции, так и не вбив в землю даже первый колышек. На этом фоне выделяется методичная работа тепличного комплекса «ЛипецкАгро», завершившего в декабре возведение уже четвертой очереди своего комбината. О буднях тепличного бизнеса мы поговорили с генеральным директором управляющей компании «ГринИнвест», управляющим директором тепличного комбината «ЛипецкАгро» Максимом Соколовым.

– Максим Игоревич, как получилось, что вы пришли в тепличный бизнес?

– Свою трудовую деятельность я начал в компании «ФИТО». Эта компания разрабатывает и производит оборудование для тепличных комбинатов – автоматику для полива, системы управления микроклиматом и тому подобные вещи. Она находится в Москве, основана в 1991 году, ее начинали мой отец и дядя. В общем, семейное предприятие. Фирма росла, развивалась, со временем мы стали делать тепличные проекты «под ключ». Большой накопленный опыт, опытные и надежные партнеры – к примеру, ООО «Тепличные Технологии» – подобранная команда профессионалов: всё это побудило нас к совместному инвестированию в собственный тепличный комбинат. Фирма «ЛипецкАгро» была зарегистрирована в июне 2013 года, и уже зимой в декабре мы стали получать первую продукцию. Задуманный проект располагался на 34 га закрытых площадей. Строить решили очередями, так как большой проект требовал серьезных финансовых вложений. Первая очередь теплиц составила 4,3 га. Полученные результаты побудили нас продолжать строительство, и вот за прошедшие три года мы реализовали задуманное и в этом году вводим последние 2,5 га.

– Сколько вложили на первоначальном этапе? Сколько было своих средств, а сколько заемных?

– Первоначальный проект «потянул» на 1,2 млрд рублей, из которых 20% было собственных средств, остальные – заемные.

– Сейчас, насколько я знаю, уже четвертую очередь открываете?

– Да, открываем – строительство уже закончено. В январе будем торжественно ленточку перерезать. Бизнес оказался настолько интересен, что планируем строить пятую очередь – весной, я думаю, начнем строительство и к ноябрю закончим еще 10 га. В итоге, чтобы каждый раз не заниматься проектированием, мы подали заявку в агентство стратегических инициатив на масштабирование проекта. Это позволит строить однотипные очереди и быстрее проходить все этапы согласования.

– В прошлом году в Минсельхозе вы защищали смету на 2,5 млрд рублей и должны были получить 500 млн. компенсации на вложенные капитальные затраты. Насколько сложно проходить эту процедуру, помогали ли вам липецкие власти?

– Это только на словах быстро и легко. А на деле на подготовку документации ушел почти год. Работали при полной поддержке липецкой администрации, и в конечном итоге субсидию по капзатратам получили полностью, хотя, да, сроки выплат переносились.

– Сейчас государство перед вами выполнило все свои финансовые обязательства?

– Идет небольшая задержка по субсидиям банковских процентов, но, насколько я слышал, вопрос должен быть скоро закрыт.

– Я знаю, что в тепличных хозяйствах существует нехватка специалистов, в первую очередь, агрономов. Сельхозвузы профильных специалистов не готовят – приходится переучивать. Как вы решаете кадровые вопросы?

– В нашей команде есть замечательный человек – Ольга Анатольевна Толмачева. Ее прекрасно знают в тепличных кругах России. Она много лет обучает тепличных специалистов, проводит семинары, ведет блог, посвященный теплицам. До того, как инвестировать в свой тепличный комплекс, мы проводили вместе с ней обучающие семинары. Аудитория была совсем не маленькая, приезжали на обучение со всей России. Мы и сейчас используем этот опыт и готовим кадры – в первую очередь, для своих тепличных комбинатов. Это не самый плохой вариант, так как проще самим провести «доводку» молодого специалиста, обучить тонкостям производственного процесса с учетом специфики нашего хозяйства, чем переучивать старые кадры.

– Предпочитаете местных обучать или есть приезжие?

– В Данкове у нас все местные, начиная от директора и заканчивая тепличницей. Так что обеспечиваем рабочими местами сполна.

– Расскажите, каково влияние сезонности на тепличный бизнес, как меняете ассортимент, как меняется себестоимость овощей от сезона?

– Сезонность – не наш показатель, мы сорта продукции не меняем в зависимости от времени года. 90% своей продукции продаем в сети, на их запросы и ориентируемся. Клиент привык круглый год покупать свежие овощи к столу. И хотя мы вышли на рынок не так давно, у нас уже есть некая аналитика. На основе потребностей сетей формируем план производства: какие сорта и в каких объемах выращивать. Но такого нет, чтобы летом – один сорт, а зимой – другой. Тем и хороша теплица, что позволяет круглый год держать ассортимент постоянным.

– Как распределяются посевные площади внутри теплиц по культурам? Что и в каком соотношении вы выращиваете?

– У нас, как и на большинстве современных тепличных комбинатов, представлены три основных культуры: огурцы, помидоры и салат. Точнее, даже две: 60% площадей заняты огурцом, остальные – томатом. Салат – постольку-поскольку. Под него мы используем рассадные линии, которые периодически пустуют: рассада подросла, и, чтобы площадь не простаивала, сажаем салат. Он дает быстрый оборот, чем и привлекателен как продукция.

– Считается, что огурцов российский рынок переварит любое количество – потому что это продукт скоропортящийся и его невыгодно везти из-за рубежа. А вот помидоры зимой завозят из Марокко, и очень дешево. Ощущается конкуренция с теплыми странами?

– Ощущается наплывами. У нас два больших порта, через которые идет продукция: это Петербург и Новороссийск. Угадать, что в порт пришел груз из Марокко с томатами, можно безошибочно: сразу падают и цена, и спрос. Но не стоит обольщаться. Ведь тот помидор, который только что вынули из контейнера по прибытии, совсем не тот, который лежит на прилавке. Он довольно быстро начинает портиться. И я не понимаю, почему и сети, и люди гоняются за этим заморским продуктом. Видимо, себестоимость настолько мала, что даже если выбросить половину, прибыль все равно обеспечена.

– Давайте поговорим о технологиях. Ваш тепличный комплекс в Данкове, насколько я понимаю, пока единственный в России, работающий по технологии пятого поколения, называемой «УльтраКлима». Для непосвящённых – что это такое?

– Действительно у нас пока единственный комбинат в России с технологией «УльтраКлима». Что такое теплица пятого поколения? Все знают, что в теплице всегда должно быть тепло, чтобы овощи вызревали круглый год. И вот вы зимой для этого подогреваете воздух, а когда приходит весна и естественный подогрев увеличивается, держать заданную температуру становится сложнее. Поэтому в обычных теплицах весной от перегрева нередко уменьшается урожай. Потому что невозможно поддерживать заданный микроклимат, нет ресурсов для снижения температуры. Наши теплицы пятого поколения могут сами себя охлаждать, поддерживая температуру в 22 градуса круглогодично. Второе немаловажное преимущество этой технологии – экономия энергоресурсов до 30-40%. В обычной теплице тепло уходит через стекло на крыше наружу, у нас все работает по конвекторному принципу: тепло засасывается в определенную камеру и опять подается на обогрев. Поэтому мы на 30% меньше тратим газа. Еще одно отличие: эта теплица внутри имеет избыточное давление. Такое устройство не позволяет воздуху с улицы вместе с вредными насекомыми попадать внутрь теплицы. Благодаря тому, что меньше конструкций с форточками, больше света попадает на растения. Общепринятый факт – прибавка света в один процент дает прибавку урожая на тот же один процент.

– Вы ведь вряд ли обходитесь только солнечным светом – с нашим-то недлинным световым днем?

– Безусловно. Сегодня тепличный комбинат без системы досвечивания прибыли не принесет. Овощные культуры, которые мы выращиваем, любят свет. Поэтому мы не то чтобы экспериментируем, но стараемся использовать оборудование разных производителей: как российских, так и европейских. По сравнению с Финляндией, нам, можно сказать, еще повезло: если в их широтах для огуречных сортов требуется 300 Вт на кв. м, то нам с успехом хватает 220 Вт.

– Выходит, что в тепличном бизнесе не так важна плодородность земли, как обеспеченность энергоресурсами? Насколько вы обеспечены собственной тепловой и электроэнергией?

– Мы к этому стремимся. Поэтому сегодня наш комбинат оснащен двумя энергоцентрами – так называются специализированные комплексные установки, которые позволяют в теплицах и парниках вырабатывать электро- и теплоэнергию для собственных нужд. Удовольствие не из дешевых: шесть газопоршневых машин по три мегаватта каждая, примерно около миллиона евро за штуку. Плюс-минус – зависит от мощности установки и от исполнения. Но экономия колоссальная: не приходится платить монополистам за подключение и зависеть от повышения тарифов. Поэтом сейчас от сетей МРСК мы берем совсем немного: для освещения пяти га. А первую линию досвечивали от МРСК, когда не было собственных мощностей. Но и полностью уйти от сетевиков в перспективе не получится: будем электричество покупать у них, чтобы запустить новую очередь. А тепловой энергией обеспечиваем себя полностью.

– В прессе звучали сроки окупаемости тепличного проекта «ЛипецкАгро» в 5-6 лет. Эти данные отвечают вашим ожиданиям?

– Я рассчитываю все же лет на семь. Потому что в проекте всего не предусмотришь. Год отработаешь и только тогда начинаешь понимать, где расчет был верный, а где он себя не оправдал. И приходится вносить корректировки: это заменить, а это изменить. Начинаешь вынимать деньги и повторно их вкладывать. Поэтому я – не сторонник точных прогнозов, когда все наши затраты окупятся. На сегодняшний день есть два принципиальных достижения: во-первых, в теплицах пятого поколения урожай выше в среднем процентов на 20, а во-вторых, расходы на энергоресурсы нам удалось значительно снизить.

– Бытует мнение, что собственный бренд в тепличном бизнесе увеличивает розничную цену.

- Да, это так. И хотя мы начали не с этого, но уже сейчас готовы продавать продукцию под собственным именем. Наш бренд – «Долина овощей» – зарегистрирован полтора года назад, действует одноименный торговый дом, который, по задумкам, со временем объединит все наши продажи.

– Сотрудничает ли ваша фирма с ассоциацией «Теплицы России»? Как оцениваете работу этой ассоциации?

– Да, конечно. Мы очень давно и плодотворно работаем с «Теплицами России». Не побоюсь сказать, что, во многом благодаря ассоциации, в те далекие 90-е годы вообще удалось сохранить тепличный бизнес в стране. И сегодня «Теплицы России» обеспечивают всех игроков рынка своевременной информационной и деловой поддержкой, лоббируют интересы тепличников в правительстве, да и просто дают нам возможность обмениваться опытом друг с другом.

Александр ПИРОГОВ

15:36 17.01.2017