Взгляд

Координатор «Открытой России» в Липецкой области Олег Хомутинников

Координатор «Открытой России» в Липецкой области Олег Хомутинников: «Мне не хотелось участвовать в кулуарных играх»

В последнее время Владимиру Жириновскому липецкое отделение ЛДПР доставляло много хлопот. В июле 2017 года бывшего лидера местных «жириновцев» Максима Халимончука, а также опытного партийца Артура Яськова попросили покинуть липецкую ячейку, обвинив их в том, что они не выполняли поручения партийного лидера. Ранее господин Жириновский обвинил в предательстве и потребовал сложить с себя полномочия депутата Липецкого областного Совета Олега Хомутинникова, который вступил в ряды общественного движения «Открытая Россия». Далее последовал уход еще нескольких именитых партийцев. Что же происходит в партии? Почему ее покидают люди, на которых в прямом смысле держалось липецкое отделение? На эти и другие вопросы отвечает депутат облсовета, координатор «Открытой России» в Липецкой области Олег Хомутинников.

- Вы сделали блестящую карьеру в ЛДПР, как политик. Представляли партию в городском парламенте, а сейчас и в областном Совете. Выдвигались от регионального отделения в Государственную Думу. Казалось бы, у вас такое большое будущее. И тут неожиданно для всех – исключение из партии.

- Я не вижу связи, между большим будущим и исключением из партии. Если из партии исключили, то это не значит, что нет будущего. Взять хотя бы Алексея Навального, которого в свое время исключили из «Яблока». На сегодняшний день у него гораздо больше возможностей, чем было в партии. Что касается меня, то за ЛДПР я топил достаточно давно. Пришел туда в 2009 году и сразу же начал активно работать, сначала как активист, потом уже как сотрудник аппарата регионального отделения. В 2013 году я стал депутатом Данковского райсовета. Через два года избрался в Липецкий горсовет, а в 2016-ом уже в облсовет. Но все то, чего я смог добиться – это, по сути, благодаря упорному труду. Мне все время приходилось доказывать свою конкурентоспособность, если речь идет о внутрипартийной, условно назовем ее – возне. Поэтому говорить о том, что кто-то по щелчку пальца взял и сделал меня депутатом, конечно, это было бы неправильно.

- Была ли ранее мысль самому выйти из-под «крыла» Жириновского?

- Нет, такого желания не возникало. Более того, этот вопрос вообще никогда не стоял до определенного момента. Когда я стал депутатом регионального парламента, мы с коллегами по партии стали разбирать избирательную компанию, которая была проведена. Я говорил о ряде серьезных проблем, именно в части работы самой партии на выборах в 2016 году. Кстати, из последней истории видно, что я был абсолютно прав, и ЛДПР недостаточно топила на выборах. Речь идет об агитационной продукции, которая недавно была найдена, практически, на помойке. Естественно, людям, которые сидят наверху, скажем так, представляют партийный истеблишмент, слушать такие вещи не очень интересно. Ведь тогда они должны брать ответственность за это на себя, а этого делать никто не хочет. Чтобы только не слышать правды и не принимать необходимых мер по устранению проблем, они избавляются от неугодных. В их числе оказался и я. Считаю, что нужно уметь делать работу над ошибками и те, кто сидят наверху, должны прислушиваться к низам. Партия – это живой организм, которая состоит не из одного Жириновского или Высшего Совета, а из огромного числа простых людей. Только благодаря работе вот такой большой машины можно получать представительство после выборов в муниципальных, региональных парламентах и т.д. А если не стараться понять то, что происходит внутри этой большой машины, то в один прекрасный момент она может просто сломаться и дальше никуда не поедет. Поэтому вопрос не в исключении или выходе из партии, а в нежелании верхушки слушать.

- Но вы то сами лично пытались достучаться до Жириновского? Насколько вообще это сложно сделать?

- Верхушка ЛДПР сегодня сильно забюрократилась и там не видят очевидных вещей. Для того чтобы попасть к Жириновскому, мне, областному депутату, нужно преодолеть четыре кордона, а как вы думаете, сколько нужно предпринять усилий простому партийцу. Взять хотя бы того партийца, который обнаружил тонны гниющего агитационного материала и которого из-за этой огласки выгнали с работы. Разве Высший Совет об этом не знает, когда все СМИ раструбили эту новость? Здесь только два варианта: либо Владимиру Жириновскому ничего не докладывают, может даже берегут здоровье, или ему все равно на то, что происходит с простыми людьми, или еще пример, местному координатору ЛДПР перестали выплачивать положенное вознаграждение потому, что ему 63 года. Так, Жириновскому – 71. Человек однажды чуть не погиб за партию, а ему плюнули в лицо. Спасибо, но ты старый! Такой вот кордон безразличия к своим активистам. Партия начинает деградировать, и если мы не будем об этом открыто говорить, не будем меняться, не будем делать работу над ошибками, то на что мы тогда претендуем? Мы говорим о том, что Жириновский хочет стать президентом? Вот мы хотим стать самой представительной парламентской партией и как? Это просто очередное словоблудие. Жириновский не держит даже обещания данные в собственном кабинете.

- Кстати, ваша кандидатура рассматривалась на должность координатора партии.

- Моя кандидатура, наверное, была одной из предпочтительных. Потому, что я был заместителем координатора. Были какие-то вещи, которые мне обещали, но я не люблю участвовать в каких-то кулуарных играх, поэтому свою позицию высказал открыто и всегда буду так делать.

- Любопытно, но кроме вашей были и еще кандидатуры других опытных партийцев. Однако некоторой неожиданностью стало назначение на эту должность Анатолия Емельянова? Вам не кажется, что ему вроде как недостает некой активности и лидерских качеств?

- Я видел какие-то интервью Емельянова по теме туризма. Если человек имеет свою туристическую фирму, ему это интересно, он, наверное, понимает, куда людям выгоднее съездить на отдых: в Турцию, Тунис или Египет, разбирается, где хорошо, а где не очень. Но, если ты занимаешься политикой, то я думаю, что все-таки мы должны в СМИ видеть тебя как политика, а не как эксперта в сфере туризма. В партии, действительно, много ребят, которые хорошо разбираются в политике и хотят говорить именно об этом. Вот им, наверное, и нужно было давать шанс на лидерство в региональном отделении. Вообще, сейчас партия, как, в общем-то, и многие политические организации, испытывает серьезные проблемы с кадрами. Но, несмотря на это, ЛДПР почему-то ими разбрасывается и не ценит то, что у нее есть. Меня, как вы говорите: и выдвинули туда, и выдвинули сюда, и отучили в МГУ на курсах администрации президента. Можно сказать, что партия неплохо в меня вложила что-то, и потом как-то взяли и отбросили. Где логика? Зачем вкладывать какие-то ресурсы в человека, чтобы он оказался не нужен? Речь даже не обо мне. В ЛДПР есть серьезные, я бы сказал, боевые политики, которые давно работают и делают дело. К примеру, депутат облсовета Павел Евграфов. Он на себе тащит всю работу партии в Ельце. Его выдвигают на выборы в городской Совет лидером списка (после Жириновского), а затем зачем-то убирают. Все же понимают, что он там единственный, кто мог всех аккумулировать вокруг себя. В итоге Емельянов возглавил этот список, причем, парень никакого отношения к Ельцу не имеет. Происходит сознательный слив выборов. Вместо четырех мандатов ЛДПР получает только два. Что это? Договоренности с областной администрацией, или между Единой Россией и ЛДПР? То есть происходят совсем какие-то непонятные вещи.

- Что подвигло вас на вступление в ряды движения «Открытая Россия», основателем которого является экс-глава российской нефтяной компании «ЮКОС» Михаил Ходорковский?

- Ну, как, всем же известно – деньги. Шучу, конечно. На самом деле подтекстов никаких нет. Многие говорят, что якобы Ходорковский деньги раздает направо и налево. Этого я не знаю, мне лично ничего он не раздавал. Движение выступает за сменяемость власти, парламентскую форму правления, либерализм и демократию. И мне это близко.

- А в ЛДПР вам всего этого не хватало?

- Мне кажется, сейчас в партии не знают, что означают эти понятия. Я неоднократно говорил своим бывшим соратникам, что мы либерально-демократическая партия, а значит за либерализм, демократию, за свободу слова. Если берется за основу какая-то идеологическая модель, то нужно ей соответствовать. А в ЛДПР этого уже нет. Тогда зачем обманывать людей? К примеру, сама идея коммунизма не предполагает наличие частной собственности, то есть, если партия, называющаяся коммунистической, будет выступать за частную собственность, значит это уже какой-то фейк. Это уже обман избирателей. У нас таких партий много. Взять хотя бы «Партию пенсионеров», которая, по сути, не отстаивает интересы тех же пенсионеров.

- После исключения из партии Владимир Жириновский потребовал от вас сложения полномочий депутата областного Совета. Что вы на это ответили?

- Предложил уступить мне место в Государственной Думе и сменить название партии. Господин Жириновский потребовал не только сложить полномочия депутата облсовета, он еще необоснованно назвал меня предателем. История, похожая на анекдот. Члены ЛДПР увидели у меня фотографию, где я стою вместе с Ходорковским. Вот такая формальная причина исключения из партии. У нас разве крепостное право не отметили? Мне будут говорить: с кем фотографироваться, где жить, с кем спать и т.д. Еще один интересный момент. Устав партии не запрещает членам ЛДПР вступать в общественные организации, а «Открытая Россия» является как раз именно такой организацией. Где же тут противоречие уставу? Общественно-политическая деятельность и партийная – это разные вещи. Получается, что устав ЛДПР нужно просто брать и переписывать. Никаких законных оснований для сдачи мандата депутата регионального парламента на данный момент нет. На каком основании от меня это требуют? Получается обыкновенная травля человека по политическим мотивам. Если в ЛДПР считают, что я не могу представлять интересы избирателей, позвольте не согласиться с этим голословным заявлением. Я живу в Липецке и лучше Жириновского знаю, какие проблемы существуют в городе и области. Конечно, я ему отказал. Разве все мандаты, полученные ЛДПР, принадлежат Жириновскому? Он, равно, как и другой политический лидер, без людей, без избирателей, без активистов, был бы никто.

- Вы написали обращение к Дмитрию Медведеву относительно приостановления членства в Единой России гендиректора Липецкой ипотечной корпорации и депутата горсовета Валерия Клевцова, который находится под арестом. Лидер единороссов вам уже дал свой ответ?

- Я думаю, что все-таки, это не уровень Медведева, отвечать мне. Скорее всего, ответ пришлет какой-нибудь клерк. Если вообще ответят. Или скажут, что это внутреннее дело, и мы разберемся сами, без общественности. Хотя это неправильно. А если, на секунду допустить, что человек может оказаться преступником? Вы же говорите: мы не воры, мы не жулики. Пожалуйста, не создавайте себе такую репутацию. Есть у вас устав – соблюдайте его. Не надо делать вид, что ничего не вижу и не слышу, как наш губернатор.

- Вы сейчас о чем?

- В «Единой России» любят уходить от ответа, и наш губернатор, не исключение. Я как-то задал ему вопрос на сессии областного Совета. Хотел узнать его позицию по обманутым дольщикам. Попросил озвучить, может ли региональная власть дать какие-то гарантии этим людям? На что он мне ответил, что сейчас, видите ли, это не тема для разговора. Пообещал обсудить этот вопрос в конце сессии, а в итоге ушел еще до того, как она закончилась. И что мне на это, как депутату, сказать людям, которые ждали ответ от главы региона. И такое происходит, насколько я знаю, не в первый раз.

- Как, по-вашему, слухи об отставке главы региона Олега Королева сильно преувеличены?

- Дыма, как известно, без огня не бывает. Но я думаю, что мы просто обязаны достойно проводить губернатора на пенсию в 2019 году. Если это сделает раньше федеральный центр, я думаю, от этого хуже не будет.

Владислав ДЕРЕВЯШКИН

11:24 21.09.2017