Взгляд

ЗОЛОТОЙ КВАДРАТНЫЙ МЕТР – Бизнес-путь липецкого строителя Николая Орлова: «Моя беда в том, что я строил хорошие дома»

Биография строителя Николая Орлова как нельзя лучше иллюстрирует поговорку «От любви до ненависти один шаг».

Орлов (три недостроенных дома, 234 дольщика) входит в тройку самых проклинаемых застройщиков Липецка вместе с «Эксстроймашем» (1,7 тыс. дольщиков) и Андреем Шевелевым (240 дольщиков). А еще вчера Николай Николаевич перерезал вместе с руководителями области ленточку при открытии первой очереди «Ясной поляны» – пожалуй, лучшего коттеджного поселка в пригороде Липецка (25 тыс. кв. м). Еще вчера его выдвигали в «Герои нашего города», номинировали на различные городские премии, восхваляли на федеральных каналах, избирали депутатом горсовета, а жилье в его домах скупали практически на котловане, несмотря на самые жесткие финансовые условия (100%-я предоплата, рассрочка – не более двух месяцев). Скупали не случайно, знали, что Орлов строит хорошо, у него больше десятка сданных объектов, украшающих центр Липецка. Сегодня он изгой, живущий на один МРОТ и работающий начальником участка на собственной обанкроченной фирме. Вдобавок к его основному юрлицу ООО «Риэлторский центр «Строй-град» он еще и личный банкрот, имущество пытаются распродать. Из депутатов пришлось уйти. В сентябре Орлову довелось переночевать на нарах в изоляторе после возбуждения уголовного дела сразу по нескольким составам. Суд решил не «закрывать» Орлова в СИЗО, оставив под подпиской, но тяжесть предъявленных обвинений может преобразоваться в длительный реальный срок. Ущерб, который вменяет Орлову следствие, исчисляется сотнями миллионов рублей. «Абирег» провел расследование бизнес-пути Николая Орлова, пообщался с его друзьями и врагами, с теми, кто считает его жертвой, и теми, кто считает жертвой себя.

Земляк Хрущева и московская лимита

Николай Орлов родился в 1969 году в семье потомственных военных и в Липецкую область попал, считай, взрослым человеком. До этого было детство в курской глубинке, селе Дубовцы, на границе с Украиной. Соседнее с ним село Калиновка – малая родина Никиты Хрущева. Благодаря генсеку в советском детстве нашего героя была такая невидаль, как деревенская бетонная дорога. До областного центра почти 200 км.

После восьмилетки Николай уехал покорять Москву, поступил в строительное ПТУ, там давали московскую прописку. Из Москвы ушел в армию, в ВДВ. Затем были Афган, медаль «За отвагу», еще несколько солдатских наград попроще.

После армии работал на стройке, поступил в престижный Московский инженерно-строительный институт, в 1996 году получил специальность «инженер-строитель». К этому времени вместе с другими ветеранами Афгана создал общественную организацию «Воинтер» («Воин-интернационалист» то есть). Такие организации пользовались налоговыми льготами, в том числе по НДС. Занимались «афганцы» тем, что крыли крыши. В какой-то момент стало очевидно, что льгота по НДС является весьма сомнительным благом для субподрядчиков. Ведь все партнеры работали с НДС и не горели желанием терять налоговый вычет. Так родилось желание строить самому и делать это хорошо.

В это же время Орлов женился на липчанке и, поняв, что в Москве строить ему никто не даст, перебазировался в Липецкую область. Печально знаменитый на весь регион «Строй-град» был образован в 2001 году и поначалу был знаменит без приставки «печально». Орлов построил в городе более десятка многоквартирных кирпичных домов. Каждый из них был узнаваем. Хорошо узнаваемые дома на ул. Интернациональная, Кузнечная, Космонавтов останутся украшением Липецка, когда на этом свете не будет ни самого Орлова, ни его завистников, ни его врагов. «Моя беда в том, что я строил очень хорошие дома», – сетует наш собеседник.

Общественную деятельность и афганское братство Орлов и на новом месте не забросил, организовав отделение «Воинтера» на липецкой земле, которое более 15 лет активно занималось благотворительностью и всякими военно-спортивными и патриотическими делами. На этой волне Орлов успел побывать депутатом городского совета от правящей партии. А еще сам регулярно участвовал в спортивных соревнованиях. В своей возрастной группе он много лет не просто непобедимый чемпион по теннису Липецка, а заодно и Воронежа, куда регулярно мотается на соревнования ветеранов. В возрастной группе 45-50 лет Николай Орлов является третьей ракеткой России. В общем, наш герой действительно был популярным человеком в городе. Теперь хорошо, что хоть ракетки приставы не описали.

Гори-гори ясно

Проект малоэтажного строительства «Ясная Поляна» многие годы был визитной карточкой строительной отрасли Липецкой области. С 2008 года «Строй-градом» было построено в две очереди 300 современных типовых домов от 108 до 300 кв. м. Строились по 17 типовым проектам, что одновременно и удешевляло их стоимость (от 3,5 млн рублей за дом), и не вело к унылому единообразию.

Были проложены (за Орлова, разумеется, счет) коммуникации, построена дорога, сельские магазины. К новому, 2012 году было освоено 70 га из общей площади 400 га. Дома в большинстве своем тут же были распроданы. Среди жильцов – один вице-губернатор, несколько областных шишек калибром поменьше. На следующих 70 га – вторая очередь. Те же типовые дома, только вместо асфальтовой дороги – буераки, но ничего, жить можно.

К моменту начала банкротства Орлова и «Строй-града», летом 2016 года, остались нераспроданными и неосвоенными лишь несколько участков. Они были в залоге у банка, и Орлов успел продать их в пользу банкиров, хоть чуть-чуть снизив долговую нагрузку. Еще восемь домов здесь, если судить по объявлениям на сайте «Строй-града», не проданы до сих пор.

Прошу прощения за очень пространную цитату. Это официальное СМИ областных властей «Липецкая газета» ведет репортаж с открытия Ясной Поляны» 29 декабря 2011 года.

«На открытие, получается, целого нового поселка прибыли первый заместитель главы администрации области Юрий Божко, глава Липецкого района Александр Коростелев и сам «виновник» торжества генеральный директор ОАО «Стройград» Николай Орлов. В канун Нового года именно эта фирма завершила первый и очень важный этап смелого и масштабного инвестпроекта. Благодаря успешному воплощению его в жизнь умиравшая деревня превратится в современный благоустроенный поселок, равный по величине крупному районному центру.

А пока в первые коттеджи уже могут заселяться их владельцы. Здесь всё готово к тому, чтобы начать новую жизнь: поселок полностью обеспечен коммуникациями, энергоресурсами, асфальтированными дорогами, каждый из особняков оснащен индивидуальными очистными сооружениями. На глазах собравшихся один из первых жильцов, работник НЛМК, вручил большой букет цветов Орлову – в знак благодарности.

Юрий Божко тепло поблагодарил строителей за работу, высокое качество и темпы которой позволили осуществить столь масштабное строительство в короткие сроки.

«Сегодня надо вспомнить, в какое время начинался проект, – отметил он. – Шел кризисный 2008 год, когда Николай Орлов обратился в администрацию с предложением начать строительство поселка. Это был смелый шаг, и хотя было трудно, администрация поддержала его. Время показало правоту принятого решения, без преувеличения знакового. Ведь убедительный пример «Стройграда» дал соответствующий импульс многим нашим строительным организациям».

Глава администрации Липецкой области Олег Королев также высоко оценил реализацию проекта: «Все дома строятся из материалов, которые производит застройщик. Свой кирпич, известняк, строительный песок из собственного карьера, благодаря чему получилось доступное для покупателя жилье. Строительная фирма все вопросы решает комплексно и предлагает несколько вариантов удовлетворения спроса – для небогатых людей, для пенсионеров, для состоятельных. Будущее – за такими проектами».

«Это успешный государственно-частный проект, хороший образец комплексного освоения земельных участков, выделенных под застройку», – отметил глава района Александр Коростелев <...>

Высоко оценив сделанное, Юрий Божко обозначил и дальнейшие перспективы поселка: «Здесь уже началось возведение коттеджей второй очереди. Всего же в Ясной Поляне должно быть построено до 2 тыс. особняков. Но вместе с тем надо думать о социальном обустройстве территории: должны появиться магазины, культурно-развлекательные и спортивные сооружения, детские садики и другие объекты социальной сферы. А детские садики – в первую очередь».

Что ж, всё это дела созидательные, а значит, угодные Богу. В «Стройграде», кстати, намерены построить здесь завод по розливу питьевой воды, которая в Ясной Поляне отменного качества. А на площадке, где проходило торжественное событие, уже весной будут построены магазин, аптека и кафе».

Конец репортажа.

Такую длинную цитату я оставил для того, чтобы вы почувствовали, сколько патоки лили на Орлова самые первые лица региона. Слова словами, а обещанных денег на коммуникации и дороги «Строй-град» так и не дождался. Да и милость властей быстро сменилась на совершенно другое отношение.

За «сбычу мечт» платить нечем

В Интернете я нашел фото Липецкого губернатора Олега Королева, выступающего с импровизированной трибуны. За спиной Олега Петровича – огромный, метра в три высотой эскиз «Города влюбленных». Это выступление в октябре 2014 года на торжественной закладке первого камня города с романтическим названием. Географически «Город влюбленных» – это третья очередь «Ясной Поляны».

Областные власти пиарили Орлова и сами на нем пиарились несколько лет подряд. «Город влюбленных» должен был расположиться на сопредельной с «Ясной Поляной» территории.

Помните слова Божко о 2 тыс. домов? Проект городка-спутника на 120 тыс. кв. м разноэтажных (от трех до пяти) домов для молодых семей. Проект-мечта с продуманным и полностью обустроенным пространством для жизни, включая технические новинки вроде солнечных батарей. Была спроектирована инфраструктура отдыха: спорткомплекс, плавательный бассейн, парк. Социальные объекты – детсад, школа, даже зачем-то гольф-клуб. Сразу видно, земли хапнули много. Одним словом, Европа.

В Липецке, испытывающем серьезные экологические проблемы и являющемся печальным лидером России по онкозаболеваниям, проект городка-спутника в экологически чистом районе был обречен на успех. Построй Орлов этот «Город влюбленных», вектор развития Липецка не кардинально, но все-таки изменился бы в лучшую сторону. Но в России мечты, особенно с европейским уклоном, как правило, не сбываются. Рай для влюбленных остался на бумаге. По счастью, Орлов не успел продать здесь ни одной квартиры. Выданный в маркетинговых целях сертификат на скидку семейной паре, прожившей вместе 45 лет, так и остался красивым напоминанием о несбывшейся мечте.

Строительство «Ясной Поляны», пожалуй, было пиком славы Орлова. Но уже там были тревожные звоночки: Орлову вроде пообещали софинансирование из областного бюджета на асфальтирование улицы, но в 2010-2011 годах денег не дали, а к 2012 году программу, которая финансировала строительство дорог на селе, свернули.

Такая же история с коммуникациями, а именно с водопроводом. На него выдали муниципальный заказ, но Орлов превысил смету и рассчитывал вернуть потраченные деньги полностью. Тоже не прокатило. Пока не настал кризис, эти «звоночки» Орлов предпочитал игнорировать, надеясь, что рано или поздно деньги ему вернутся: закон-то на его стороне.

Нехорошие дома

На этом пике славы Орлов одновременно начал строительство двух многоэтажных кирпичных домов в центре Липецка на углу улиц Неделина и Фрунзе и соседнего по улице Неделина. Это был 2011 год, и сложность заключалась в том, что для освобождения площадки надо было расселить 35 семей, проживавших здесь в стареньком частном секторе. Городские власти были рады избавиться от такого «Шанхая» в самом центре Липецка. Орлов, по его словам, поверил обещаниям тогдашнего мэра Липецка Михаила Гулевского. Мэр пообещал, что за расселение Орлов получит бесплатные коммуникации на участок.

«Расчистка» участка обошлась в 120 млн рублей. Но Гулевский в 2015 году благополучно перебрался в Госдуму, а новый мэр, выдвинутый губернатором из начальников элеватора, слушать депутата Орлова якобы не стал. «Самое смешное, что новый мэр живет в построенном мной доме», – грустно говорит строитель. Теперь, когда он пытается напомнить об обещаниях старого мэра и колоссальных затратах на расселение новым городским властям, его грубо прерывают: «А вы не путайте свою шерсть с государственной».

Срок сдачи первого дома был запланирован на 2014 год, второго – на 2016 год. Они стоят до сих пор в разной степени готовности: первый дом на 90% (застеклен, готова «нутрянка», даже фасад наполовину оштукатурен); второй дом готов примерно наполовину. Чуть позже Орлов заложил и третий дом на Агрономической, там был выкопан котлован и выведен частично первый этаж.

В 2016 году стройки встали. Цена достройки первых двух домов, по мнению Орлова, составляла около 240 млн рублей. У него в этих домах оставались нераспроданными 180 квартир на сумму около 350 млн рублей. Но квартиры в замороженном недострое уже никого из покупателей не интересовали. А банки после 2014 года фактически бросили кредитовать строительную отрасль из-за высоких рисков. Капкан захлопнулся. Вчерашние респект и уважуха сменились тотальной ненавистью как со стороны людей, ждущих жилье, так и со стороны чиновников, которым незавершенные стройки портят отчетность.

Надо сказать, что строить одновременно по несколько объектов с разной степенью готовности придумал далеко не Орлов. Просто так удобнее: бригада рабочих, сделав определенный вид работ на одном объекте, сразу переходит на другой. Нет простоя, что позволяет снизить издержки. Работа, можно так выразиться, ведется в темпе вальса – на три такта: первый дом готов к сдаче в текущем году, допустим, процентов на 90 или близко к тому, второй – готов наполовину и должен сдаваться через год, в этот момент закладывается третий дом.

С 2017 года такой способ ведения стройки законодательно запрещен для домов, строящихся с участием денег дольщиков. А до этого перекидывать деньги дольщиков с объекта на объект было достаточно распространенной практикой. Часто ведь строитель «отвлекает» деньги дольщиков не со зла: кто-то покупает строительную технику, кто-то сопутствующие производства.

Орлов зачем-то собирался построить рядом с «Ясной Поляной» завод по розливу питьевой воды. Купил участок, начал делать водозабор. Но проект завис. Потрачено было относительно немного, но был дан повод для разговоров, что Орлов выводит деньги дольщиков на сторону. Особенно громко витийствовала на эту тему местная бизнесвумен и зампред горсовета Евдокия Бычкова, по совпадению пытающаяся делать бизнес на воде. Минеральные воды Липецка знамениты уже лет 300, сюда еще цари ездили лечиться. В водном бизнесе все средства хороши.

Банкрот, еще банкрот

Внешний управляющий «Строй-града» Юрий Сердюков знаком с Орловым с середины девяностых, когда еще сам работал на стройке в должности главного строителя ДСК. Фирма Орлова была у ДСК подрядчиком на таком серьезном объекте, как Дворец правосудия. Потом, когда Сердюков стал специалистом по банкротствам, их пути пересеклись и во второй раз: «Строй-град» выкупал с торгов базу другого обанкротившегося строительного предприятия. Но, как видно, Бог любит троицу.

Вообще, Сердюков очень высоко оценивает Орлова, называя его очень грамотным строителем. Но в то же время Сердюков считает двумя главными ошибками Орлова содержание большого постоянного штата и неумение вести дела с банками. «С таким штатом он должен был чуть не весь Липецк застраивать. К тому же рядом не оказалось человека, который бы мог окоротить его, сказать: «Построй одно, потом берись за другое».

Кстати, Сердюков при этом считает роль липецких властей в судьбе недостроев «Строй-града» очень позитивной: быстро нашли тех, кто достроит. Сегодня судьбы объектов и дольщиков у Сердюкова не вызывают опасений.

Заплати налоги, и спать уже будет не на чем

В России можно вести бизнес, только если ты минимизируешь налоги. Иначе они тебя могут сожрать. Так, собственно, и произошло с Орловым. Земля под «Ясную Поляну» (всего 400 га) выводилась из категории земель сельхозназначения в категорию земель для застройки. А это совершенно разные налоги. Ставка поднимается в 11 раз.

Почти половину «Поляны» Орлов сдавал в краткосрочную аренду под сельхозпроизводство за символическую цену, но зачем-то стал оформлять перевод из одной категории в другую не по частям, а целиком. Может быть, решил сэкономить на процедуре оформления. Может, поверил, что оставшиеся 260 га сумеет застроить так же быстро, как и первые две очереди. Тем более проект был готов и распиарен. Но случилось то, что случилось.

В апреле 2015 года пришла налоговая, доначислила более 30 млн рублей и закрыла счет компании-застройщика. Причем «Ясная Поляна» и «Строй-град» – разные юрлица, хотя и управляемые одним человеком. Так вот, за долги «Поляны» закрыли счета «Строй-града». Деньги от дольщиков принимать и платить зарплату стало, мягко говоря, проблематично. Все средства автоматически снимались в счет «недоплаченных» налогов. Попытки обратиться за помощью к областным властям, чтобы те помогли перезачесть недополученные деньги за дорогу и водопровод, ни к чему не привели. Это притом что суд обязал администрацию района принять на баланс и, соответственно, выплатить Орлову стоимость яснополянской дороги.

Любопытно, что с иском обращался даже не Орлов, а прокуратура. Решение суда тем не менее не исполнено до сих пор: у районных властей денег якобы нет. Стоимость дороги – 32 млн рублей, водопровода – 18 млн рублей. За водопровод районные власти вроде бы заплатили около 6 млн рублей, за дорогу – ни копейки.

Тогда же с подачи налоговой на Орлова завели первое уголовное дело по неуплате налога на землю. Дело быстро закончилось ничем, но это был очередной звоночек.

Тут надо пояснить, что в это время, с 2011 по 2015 годы, в Липецкой области действовали сразу три областных программы развития села. Но деньги по ним выделялись не напрямую застройщикам, а в сельские поселения. Фактическим распорядителем был глава района. В нашем случае глава Липецкого района Александр Коростелев. Орлов говорит, что Коростелев занимался только перерезанием ленточек да просил ускориться к очередным выборам, чтобы победно отрапортовать. Деньги же, получаемые из области по программам развития, предпочитал перекидывать на другие объекты. Этот-то, чего уж, построен – потерпит. Но, увы, всё в мире взаимосвязано, теперь терпеть приходится орловским дольщикам. И винят они в своих бедах Орлова, а заодно и Сердюкова, хотя у последнего функция такая – санитар леса. И кто знает, без его усилий не остались бы наши дольщики вообще без жилья...

Липецкий юрист Артем Шелудько занимается темой дольщиков профессионально. Им создана фирма «Центр защиты дольщиков», которая специализируется на централизованной подаче исков к застройщикам. «Как мне кажется, причины проблем Орлова – это его конфликт с властью, может быть, представителями налоговой службы. Со стороны это выглядит как атака третьих сил руками налоговой. Я не думаю, что налоговики могли это решение принять самостоятельно, по крайней мере, в Липецке», – считает Шелудько.

Банкротство «Строй-града» Сердюковым юрист называет вялотекущим и «договорным», но если дома будут достроены, то это будет оправданно: «Сердюкову надо отдать должное. Этот управляющий не первый десяток лет работает с застройщиками. Насколько мне известно, у него в практике были случаи положительного разрешения банкротных процедур. Он уже на протяжении нескольких лет работает с крупными скандальными застройщиками».

На разблокировку счетов «Строй-града» ушло девять месяцев судов. Только осенью 2015 года в 19-м апелляционном арбитражном суде в Воронеже удалось добиться положительного решения. «Тогда кое-как ушли в ноль», – вздыхает строитель.

Всё это время Орлов пытался выкручиваться, минуя расчетный счет. Принимал деньги от дольщиков в кассу и непосредственно из кассы выплачивал зарплату. Причем большую часть этих операций он проводил как получение средств под отчет себе любимому. Набежало – всё не подсчитаешь, но считать надо в сотнях миллионов рублей.

На одном из липецких сайтов написано, что Орлов таким образом снял 317 млн из 790 млн рублей, якобы вложенных дольщиками. Сам Орлов эту сумму не подтверждает, хотя соглашается, что под отчет снималось много: «Просто иначе бы всё остановилось», и уточняет, что сумма средств, собранных с дольщиков по трем проблемным домам, составила около 500 млн рублей и все они пошли по назначению. Чем занимался у него бухгалтер, остается только гадать, но теперь, по слухам, главбух Орлова – лучший свидетель следствия. А у следствия есть универсальная формулировка: «В дальнейшем использовал денежные средства по собственному усмотрению», то есть похитил. И не важно (для следствия), что основная часть подотчетных денег шла на зарплату людям. В штате у Орлова числились, между прочим, 550 человек. С началом банкротства их число сократилось до 30. В основном остались охранники.

Слухи о возможном банкротстве Орлова и «Строй-града» (оказавшиеся в дальнейшем совсем не слухами) стали поводом для немногочисленных, поначалу стихийных митингов дольщиков. Когда возле дома несбывшейся мечты собираются 20 обманутых человек, это может заинтересовать журналистов, но не власть. Но постепенно к «строй-градовским» дольщикам подтянулись пострадавшие с других объектов. Не замечать проблему липецкая власть больше не могла. Орлов регулярно ходил на все заседания, получал в свой адрес проклятия дольщиков и хамское отношение начальства.

Общаюсь с высоким областным чиновником, ни дня на стройке не работавшим, но женившимся на дочери местного строительного магната и теперь отвечающим за судьбы дольщиков. Начинаю разговор об Орлове. Ответная реакция: «Что обелять его будете? Людей кинул, а у прессы ищет защиты».

Собственно, ведь чиновник тем и отличается от предпринимателя, что ему неведом риск. Ну кроме риска попасться на взятке. Орлов рисковал, конечно, сначала своей репутацией, а теперь еще и свободой. Но в первую очередь рисковал чужими кровными. Больно смотреть на людей, вложивших последние деньги или подсевших на ипотеку под обещания Орлова и ютящихся годами по чужим углам. Но всё равно ты понимаешь, что у людей был выбор. Купить в готовом доме дороже или дешевле – и ждать, а заодно разделять с застройщиком его риски.

«Прежде чем говорить об обманутых дольщиках, давайте все-таки определимся, кто их обманул. Их никто в плен не брал, золотых гор не обещал. Это не МММ, не было зазывал, и демпинговых цен никто не устанавливал. На пике цены люди покупали и по 55 тыс. за 1 кв. м», – рассуждает господин Орлов.

Сегодня на сайте «Строй-града» предлагаются квартиры по 37 тыс. за 1 кв. м. В двух домах не распродано 10 тыс. кв. м. На достройку нужно около 240 млн рублей. Причем на первый дом всего около 40 млн рублей. «Видно же невооруженным глазом, что экономика просчитана правильно. Чтобы выйти в ноль, надо продавать всего-то по 24 тыс. рублей. Это полцены, – пытается оправдываться Орлов. – Но банки кредитов не давали уже ни под какой залог, а теперь идет банкротство, счета арестованы».

Летом 2016 года была введены процедура наблюдения и одновременно самый мягкий вид банкротного процесса – реструктуризация долгов. Строительство вяло, но продолжалось. В августе-сентябре 2017 года стройки окончательно встали, а в начале сентября на Орлова завели очередное уголовное дело, которое длится и по сей день. Суть обвинения: украл все деньги дольщиков. Мошенничество в особо крупном и злоупотребление полномочиями. Один дом – один эпизод.

Орлова даже «закрыли». В изоляторе временного содержания ему довелось переночевать только сутки, на суде по мере пресечения за него вступились его же дольщики, теперь имеющие процессуальный статус потерпевших.

«Объясняю: вот я принял от дольщиков по этому дому 300 млн рублей. Вот дом, видите, стоит, – рассказывает Орлов о ходе следствия. – Но это их не интересует. Пишут: «Ты эти деньги украл». Я заказываю экспертизу, сколько вложено в дом. Экспертиза показывает: вложено 500 млн рублей. То есть я ничего не украл, а еще вложил 200 млн рублей своих. Напоминаю про расселение, это тоже никого не интересует. Знаете, как обидно было и хотелось на всё плюнуть. Хотите сажать – сажайте. Так ведь многие строители делают, я по Москве сужу – банкротятся и бросают стройку. Нет, вот сижу, передаю документацию. Сам у себя за 8,9 тыс. рублей работаю, должность называется «начальник участка».

Случайно или к этому всё шло, но еще накануне возбуждения второго уголовного дела на два «неделинских» дома были определены «достройщики». Дом, который готов на 50%, «забрала» известная воронежская компания «ЖБИ2-Инвест». Они были хорошо знакомы с Орловым и его объектами, в частности, поставляли на стройку плиты. Воронежцы получили в качестве компенсации за хлопоты земельный участок и довольно энергично занялись достройкой.

А вот что касается углового дома, который был готов на 90%, с ним приключилась такая ситуация. Право на достройку получила тамбовская компания «Сталь М». Кто это и что они строили раньше, ни один липецкий строитель пояснить мне не смог. Известно, что у компании «Сталь М» есть госконтракт на реконструкцию стадиона «Металлург», который должен быть одной из баз на чемпионате мира по футболу. Судя по липецкой прессе, с реконструкцией стадиона есть определенные проблемы. Ни в смету не укладываются, ни в сроки. А в качестве еще одной «плюшки» тамбовчане получили право на участие в рекультивации Каменного лога. Есть такой 8-километровый овраг почти в центре Липецка. Причем и стадион, и лог – это бюджетные деньги. А также земля, которая, предполагаю, после того, как будет выровнен рельеф, станет просто золотой.

Представители компании «Сталь М» осенью 2017 года рассказали «Липецким новостям», что ею производятся следующие работы: приведение в порядок документации, отделочные работы и защита недостроя от атмосферных явлений. Негусто, но ведь речь о практически готовом доме. Обещали вручить ключи в апреле. Пока дом не сдан.

«Дефектовку» по этому объекту Орлову принесли прямо в изолятор. Так в просторечии называют ведомость, в которой указываются объем и стоимость работ, которые требуется сделать для сдачи объекта. Их должны согласовать застройщик и новый подрядчик. На достройку «просили» почти 200 млн рублей. Орлов, сидя на нарах, покрутил пальцем у виска. По его расчетам, цена достройки этого дома около 40 млн рублей. Следующую дефектовку принесли уже на волю – 93 млн рублей, ее Орлов подписывать тоже отказался. Обе эти ведомости Николай Николаевич, чтобы доказать, что не врет, продемонстрировал корреспонденту «Абирега». Чем закончилось дело с дефектовкой, Орлов не знает, к этому моменту «Строй-град» стал возглавлять Сердюков в качестве внешнего управляющего.

Закон дает на процедуру банкротства (не считая сроков «наблюдения») 18 месяцев и достаточно хорошо защищает физлиц, участников долевого строительства. Но важно, чтобы дом был сдан как объект, иначе дольщики превратятся в обычных кредиторов и вместо квартир получат лишь обесценившиеся деньги, да и то не целиком. Но такой перспективы у «строй-градовских» дольщиков нет. Судьбы «неделинских» домов определились еще осенью, а в марте и на ул. Агрономической липецкие власти завели нового застройщика – одно из крупнейших строительных предприятий региона СУ-11. К слову, характерная деталь: владелец СУ-11 Виктор Григорьев и куратор строительной отрасли, первый вице-губернатор Юрий Божко являются друзьями детства. Правда, СУ-11, имеющее мощнейшую производственную базу, предпочитает строить не в Липецке, а в Москве и Подмосковье.

Спрашиваю Орлова: «Вы сами были инициатором банкротства?» – «Мне кажется, что здесь коллизия закона. Если я преднамеренно банкрочусь, я преступник. Но я спасаю дольщиков ценой всех своих активов и своей репутации, даю шанс достроить всё без потерь. Дольщики только этого не понимают. Да, я изучал законодательство о банкротстве. Банкротство позволяет мне освободиться от налогов, от любых платежей, которые не идут непосредственно на стройку. Я готов расстаться и уже расстаюсь со всем: с базой, с техникой, – лишь бы дольщики получили свое жилье». Звучит пафосно, а верить или не верить в искренность этих слов – каждый решает сам. «Всегда есть путь: обмануть, кинуть, прикинуться ванькой. Мне же за 2017 год банки четырежды в кредитах отказывали, хотя залоговая база есть. Всё есть. Такое ощущение, что банкам дана команда не кредитовать отрасль».

Чем будет заниматься господин Орлов, когда закончится строительство его домов, завершится распродажа его имущества и уголовное дело, он и сам не знает. Но я почему-то уверен, что он будет продолжать строить. В качестве наемного работника, начальника участка или прораба, да хоть бетон месить, лишь бы дома получались красивые.

Вместо эпилога

Липецкая область очень долго и в какой-то мере успешно наращивала темпы строительства. «Золотой стандарт» – это 1 кв. м на одного жителя в год. На этом где-то с 2010 года буквально был зациклен губернатор Королев. И в общем этот стандарт в последние годы почти поддерживался.

При населении 1,15 млн человек строили около 1,1 млн кв. м, что соответствует 0,93 кв. м на человека. Для сравнения: в Воронеже, где строительная отрасль считается очень сильной, всего 0,73 кв. м. Темпы завидные и для России в целом, но у этой борьбы за метры оказалась и обратная сторона: унылые типовые муравейники, называемые комплексными застройками, стоят полупустыми. Липецкая область – один из «лидеров» России по числу обманутых дольщиков. Их более 2 тыс. человек.

Если вам доводилось выпивать со строителями в их профессиональный праздник, то вам должна быть знакома эта хвастливая присказка: «Бог создал землю, всё остальное построили строители». В одном из новых микрорайонов Липецка, «Елецком», есть заброшенная с виду церковь. Натурально – полкупола есть, второй половины нет, возведена половина стен, и нет кровли. Но подвал – это нижний действующий храм. Ждать, когда достроят, не стали. Власть поручила основному застройщику микрорайона построить церковь как бы в нагрузку – на добровольно-принудительных началах. Но застройщику сейчас не до господа Бога, у него другие дольщики ждут своего жилья, требуют компенсаций в судах и грозят арестом имущества. Так что в этом городе и Бог оказался обманутым дольщиком.

Александр Пирогов

16:49 27.04.2018

Комментарии

Если вы видете это поле, то ваш браузер не настроен корректно или произошла ошибка при загрузке страницы.
Элемент предотвращения нежелательных действий.
Элемент предотвращения нежелательных действий.