Взгляд

Генеральный директор ООО «Юнионвайр»

Глава липецкой компании «Юнионвайр»: «Хотелось бы подешевле работать»

В конце 2019 года, когда бизнес еще не охватил пандемический пессимизм, ООО «Юнионвайр» анонсировало строительство в Липецкой области завода по производству электропроводки для бытовой техники. Несмотря на итальянские корни компании и инвестиции в 200 млн рублей, проект все еще в зачаточном состоянии. О том, как развивается бизнес, когда стратегические акценты расставляет находящееся в Европе руководство, а производство ориентируется исключительно на предзаказ, и почему в условиях кризиса и узости сегмента «Юнионвайр» продолжает приносить прибыль, рассказала его генеральный директор Светлана Загорская.

– Чем занимается ваша компания?
 
– «Юнионвайр» входит в группу предприятий, основанных итальянской компанией Unionalpha SPA. Компания работает исключительно под своих клиентов – производителей бытовой техники – АО «Индезит Интернэшнл» в Липецке и ОАО «Веста» в Кирове. Для них мы в стопроцентном объеме поставляем электропроводку для стиральных машин. Итальянцы определяют цены и условия контрактов, проводят все переговоры, наша задача только производить качественную продукцию.
 
– До завершения строительства нового завода ваше производство расположено на арендуемых площадях?
 
– После завершения договора аренды с ОАО «Строймаш» в городе Лебедянь, мы так же на условиях аренды перешли на производственную площадку ООО «Моторинвест» индустриального парка «Рождество» в Краснинском районе. Затем руководство решило строить собственный завод. Для этого совершили сделку на покупку 3 га земли территории «Моторинвеста». К сожалению, до пандемии успели сделать только земляные работы, сейчас строительство заморожено.

– Заявленные 200 млн рублей инвестиций – это собственные или заемные средства?

– За 10 лет существования компания «Юнионвайр» ни разу не брала никаких кредитных средств в России. Начинали работать по договорам займа, которые давали итальянцы, потом успешно рассчитывались.

– Эффектная блондинка и электропроводка в обывательском сознании не очень сочетаются. Как вы стали генеральным директором компании и нравится ли вам ваша работа?

– Да, интересное сочетание получилось. У меня, кстати, педагогическое образование, первое место работы – школа. На «Строймаш» меня пригласил отец, Александр Иванович Ролдугин. Когда уходила из школы в Лебедяни, волновалась, опасалась груза предстоящей ответственности. В школе дети, а на заводе взрослые дяди-тети. Со временем этот комплекс и страх прошли. И школу, и производство объединяет методика, стратегия. Управленческие алгоритмы на самом деле все те же самые, отличие только в возрасте.
 
– Получается, вы управленец-самоучка?
 
– Представьте, 2000-й год. Маркетинг для большинства тогда был страшным своей неизвестностью словом. Конечно, я училась: в Воронеже прошла обучение по президентской программе подготовки управленческих кадров. Защищала дипломную работу по теме «Управление маркетинговой деятельностью», сама писала диплом на базе «Строймаша». Потом по свежим следам организовала маркетинг на предприятии, тогда это была классическая схема – по учебникам. Вы вот говорите – электропроводка, а настоящему маркетологу без разницы что продавать – хоть рыбу, хоть бетономешалку. Алгоритмы идентичны.
 
– Как вы выстраиваете свою работу, учитывая то, что начальство в Италии?
 
– С итальянцами комфортно работать, у них идеальная школа менеджмента. Все конкретно, системно, очень продумано. В своей работе европейцы используют современные методы. Никаких бестолковых высиживаний на многочасовых совещаниях с привлечением огромного количества людей. Инструкции поступают по электронной почте или WhatsApp. Рабочие данные анализируются и подаются в файловых форматах. Я подчинена исполнительному директору Фабрицио Ромео, диалог выстраиваю только с ним. Дистанционное управление качественно выстроено. Мы стали частью их системы, поэтому они успешно управляют на расстоянии. Нас создали по уже созданному и отработанному на других площадках образу и подобию. В такой компании очень приятно работать.
 
– Когда все-таки начнется строительство завода?
 
– Проект уже есть. Мы понимаем, что будет представлять собой наш завод. Следующим шагом должна быть экспертиза проекта. Но к ней пока не приступаем, потому что наш президент Ремо Перуджини раздумывает над увеличением площади завода.
 
Еще один камень преткновения, сдерживающий нашего президента, – это высокая стоимость технологического присоединения по газу и электричеству. В одном договоре – 5 млн рублей, в другом – 4 млн. И это только первая ступень – технологическое присоединение. В какие окончательные суммы нам выльется подключение ко всем инженерным коммуникациям – неизвестно.
 
Дело в том, что во время переговоров о предстоящем строительстве завода Ремо Перуджини встречался в Липецкой областной администрации с губернатором и его замами, они обещали протянуть руку помощи. А что бизнесмен подразумевает под рукой помощи? Деньги, какие-то льготы. Плюс пандемия поспособствовала пессимистическому настроению. Мне поручили выяснить, как обстоят дела с обещанной помощью. Ведь 9 млн рублей на дороге не валяются, это и в Италии понимают. Я встретилась с начальником управления инвестиций и инноваций Евгенией Локтионовой, она сказала, что денег в бюджете нет. И МРСКа, и «Газпром газораспределение Липецк» ответили, что наши оферты более чем адекватные. С 1 июля по электричеству поменялись тарифы, мы обновили свою заявку и надеемся, что в считанные дни появится договор с гораздо меньшей суммой, чем была.
 
За август-сентябрь, пока погода позволяет, мы можем сделать фундамент и возвести металлоконструкции. Для этого надо же получить разрешение на строительство, а его выдают, когда есть экспертиза проекта. Поэтому пока мы в ожидании.
 
– Кто будет строить завод?
 
– Наш подрядчик – липецкая компания. Был и технический заказчик, который осуществляет строительный надзор и следит за строительством. Пока отношения с ними приостановили.
 
– Участвует ли «Юнионвайр» в льготных программах?
 
– Мы как резиденты индустриального парка «Рождество» имеем льготы по налогам, но срок их предоставления подходит к концу. Признаюсь, итальянцы хотят участия власти. У них сильная финансовая составляющая, они обладают собственными средствами, но вместе с тем хотят поддержки на месте.
 
– Для себя вы определили сроки запуска, реализации проекта?
 
– Первоначально стоял декабрь 2020 года, но лето уже потеряли, не успеваем. Рассчитывали, что за год возведем завод, сложности никакой нет, производство расположено на расстоянии вытянутой руки.
 
– Какая будет производительность?
 
– Планов мы не строим. Все будет зависеть от заказов клиентов. У всех были прогнозы, но пандемия их разрушила.
 
– Испытываете ли вы давление конкурентов?
 
– Конкурентов в России у нас нет из-за узости сегмента производства. Нашу компанию специально создали под определенную задачу. К тому же мы используем уникальную технологию IDC итальянской компании «Юниональфа». В России она больше никому недоступна.
 
– Можно ли назвать производство электропроводки для стиральных машин недорогим?

– Итальянцы все просчитали – им не в убыток наше производство. Хотя нужно учитывать таможню, пошлины. Например, на провода, которые они нам поставляют из Италии, мы долго добивались, чтобы пошлина снизилась с 15 до 5%. Доставка рабочих до завода обходится в 300 тыс. рублей в месяц. Таможенные платежи за один грузовик из Италии выходят в 4 млн рублей, включая НДС. Правда, его потом возвращают. Но хотелось бы подешевле работать.
 
– Сколько сейчас рабочих мест на заводе?
 
– В 2009 году было три человека, и мы занимались исключительно коммерческой составляющей. В июне 2015 года к нам перешел производственный персонал  из нашей подрядной организации, и компания поменяла статус на производственно-коммерческую. Сейчас в компании работают 100 человек. В основном это женщины. Ведь при производстве задействована мелкая моторика, а кто как не слабый пол умеет вязать или вышивать. Рабочие места обеспечиваем для жителей двух районов – Лебедянского и Краснинского.
 
– Какова рентабельность производства?
 
– Рентабельность за шесть месяцев 2020 года составила 4,1% (апрель не работали), на конец 2019 года – 10,9%.
 
– Насколько упали продажи в этом году?
 
– В прошлом году мы продали 1,8 млн штук электропроводки. В стоимостном выражении это 540 млн рублей. По этому году делать выводы еще рано, все будет зависеть от осени. Может, еще вторая волна заболеваемости будет, планы строить не беремся.

Российский бизнес гораздо лучше себя чувствует, чем в Европе и Америке. Там сейчас большие сокращения. Россию это, конечно, тоже коснется, но в более щадящих масштабах.
 
– В чем вы думаете слабое звено компании?
 
– В том, что комплектующие из Италии мы покупаем в евро, продаем электропроводку своим клиентам в рублях, а расплатиться с Италией мы должны снова в евро. Курсовая разница играет с нами, и не в поддавки.
 
– А в чем вы сильны?
 
– Итальянцы создают заводы только под локализацию производителей бытовой техники. Есть компании, подобные нашей, в Польше, Турции, Сербии, Румынии. Так вот «Юнионвайр» – единственная в их глобальной сети, которая работает самостоятельно. В Сербию, Румынию, Польшу им приходится летать постоянно, чтоб решать вопросы, а мы справляемся. Даже когда случилась история с потерей аренды на «Строймаше», никто к нам не прилетал, сами выкрутились. Нас контролируют, но не ведут за ручку, доверяют.
 
– Как оцениваете свои риски? Если вдруг, например, «Индезит» уйдет с рынка?

– Нашей компании уже поступили предложения о сотрудничестве практически от всех ведущих мировых брендов бытовой техники, находящихся в России, – Bosh, Haier, Electrolux. В развитии своей клиентской базы мы идем медленно, но верно.

– Каким вы видите завтрашний день компании «Юнионвайр»?

– Сейчас состояние стагнации. Не вижу ясных перспектив, но есть вера, что все будет хорошо. Честно говоря, нам уже тесновато в арендуемом помещении, хочется запустить и кадровые, и производственные новшества на новом заводе.

"Абирег"

13:37 04.08.2020