Погибший на НЛМК мастер стал обвиняемым по уголовной статье

Погибший на НЛМК мастер стал обвиняемым по уголовной статье
В расследовании трагедии на коксохимическом производстве Новолипецкого комбината до сих пор не поставлена точка
Отравившиеся парами бензола сменный мастер коксохимпроизводства НЛМК Михаил Жеребцов и аппаратчик Олег Господариков погибли на Новолипецком комбинате 8 февраля прошлого года. Эта трагедия наделала много шума в городе.
Напомним, люди погибли в ходе проведения технологической операции по сливу сырого бензола из цистерны в хранилище. Предположительно из-за неисправности внутреннего клапана цистерны произошел пролив бензола, что привело к отравлению сотрудников, находившихся под цистерной.
К выяснению причин группового смертельного случая были подключены все контролирующие органы. Независимо друг от друга свои расследования провели Ростехнадзор и Роспотребнадзор. А следственный отдел Левобережного округа СУ СК России по Липецкой области возбудил уголовное дело.
Прошел почти год и трагедия на НЛМК стала забываться. И вдруг перед самыми новогодними праздниками, 24 декабря, следователь следственного отдела Левобережного округа, лейтенант юстиции О. Дубиков подписывает постановление о привлечении по уголовному делу в качестве обвиняемого похороненного в феврале прошлого года сменного мастера Михаила Жеребцова.
«Своими действиями Жеребцов совершил преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 143 УК РФ – нарушение правил техники безопасности и иных правил охраны труда, совершенное лицом, на котором лежали обязанности по соблюдению этих правил, повлекшее по неосторожности смерть человека», - пишет в постановлении следователь
В этот же день, 24 декабря, руководитель следственного отдела по Левобережному округу, подполковник юстиции А.Бачурин подписывает постановление об отмене первоначального решения о признании в качестве потерпевшей вдовы Михаила Жеребцова Ирины Жеребцовой.
Тогда же, 24 декабря, следователь О. Дубиков подписывает еще одно постановление: «Признать Жеребцову Ирину Владимировну в качестве представителя обвиняемого – её погибшего мужа Жеребцова М.В., и допустить ее к участию в уголовном деле, о чем объявить ей под расписку».
Для рабочих коксохима, где погиб Михаил Жеребцов, эти постановления левобережных «следаков» прозвучали громом среди ясного неба. Подобного поворота событий не ожидал никто. Еще весной прошлого года работникам НЛМК и всем жителям Липецка стали известны результаты расследований Ростехнадзора и Роспотребнадзора, детально изучивших все нюансы причин группового смертельного случая. В актах обеих комиссий в заключении «о лицах, ответственных за допущенные нарушения законодательства» фамилия сменного мастера Жеребцова не упоминалась.
Главным виновником трагедии было признано дочернее предприятие НЛМК «Алтай-кокс» - грузоотправитель бензольной цистерны с неисправным сливным устройством. Это подтверждено не только актами двух независимых комиссий, но и приказом по НЛМК № 204 от 5 апреля 2013 года, подписанным управляющим директором Новолипецкого комбината С.Филатовым.
В приказе по НЛМК в графе «Основные причины, вызвавшие несчастный случай» под № 1 названа «Неисправность универсального сливного прибора вагона-цистерны № 51076586, имеющего дефекты, не позволяющие обеспечивать требуемую герметичность клапана».
Этот приказ был согласован с директором по персоналу и общим вопросам НЛМК С.Мельником, директором по правовым вопросам комбината А.Кравченко, директором по аглодоменному производству Э.Щегловым и еще с пятью топ-менеджерами предприятия. То есть, руководство НЛМК единодушно согласилось с выводами комиссий Ростехнадзора и Роспотребнадзора и признало, что основная причина трагедии - в неисправности прибывшей с «Алтай-кокса» цистерны.
Что касается персональной ответственности, то в акте комиссии Ростехнадзора указаны фамилии пяти работников НЛМК, названных виновными в нарушении законодательства. Это выживший после отравления бензолом старший мастер В. Садовничий, заместитель начальника цеха улавливания химических продуктов А. Потакин, начальник цеха улавливания химических продуктов И. Чурсин, помощник начальника КХП по экологии, промышленной безопасности и культуре производства К. Салманов и начальник коксохимического производства НЛМК В. Крутенков.
Фамилии Михаила Жеребцова, как видим, нет. Нет ее и в акте комиссии Роспотребнадзора. Казалось бы, точки над «i» расставлены. Но почему же спустя год погибшего сменного мастера решили обвинить в уголовном преступлении?
Как говорилось выше, в феврале 2013 года следственным отделом по Левобережному округу было возбуждено уголовное дело по признакам преступления по факту нарушений правил охраны труда, повлекшего смерть двух работников НЛМК. Уже были известны результаты работы двух комиссий и издан приказ по комбинату, а сроки предварительного следствия неоднократно продлевались.
По логике вещей, действия следствия должны быть направлены против «Алтай-кокса». Но «дочка» НЛМК – лицо юридическое, а предприятие к уголовной ответственности привлечь нельзя. Но ведь не «Алтай-кокс» неисправную цистерну в Липецк отправлял, а конкретные его работники. И именно они должны понести ответственность за свою халатность. Но это теоретические рассуждения. На деле всё оказалось иначе.
Спустя полгода после трагедии, 12 августа 2013 года, следователь О. Дубиков подписывает постановление о прекращении уголовного дела. Выходит, руководители «Алтай-кокса» не причем? Люди погибли, а виновных не нашли? Нет, нашли. Уголовное дело было прекращено в связи со «смертью виновного лица Жеребцова М.В.». Другими словами, нет человека и нет проблемы. Дело можно закрывать.
Признание Михаила Жеребцова виновным в собственный смерти и гибели аппаратчика Олега Господарикова стало полным противоречием заключениям двух независимых комиссий. Вдова Жеребцова не согласилась с выводами следователя Дубикова и 11 сентября обратилась к руководителю следственного управления по Липецкой области А.Щурову.
«Прошу Вас отменить незаконное постановление о прекращении уголовного, установить и привлечь к установленной законом ответственности истинных виновников несчастного случая, повлекшего смерть моего мужа и его напарника, реабилитировать моего мужа Жеребцова М.В», - обращается к генералу юстиции Ирина Жеребцова. И в качестве аргументации приводит примеры нестыковок уголовного дела с реальными событиями.
«Следствие в ходе допроса должностных лиц предприятия акцентировало внимание лишь на одном моменте – Жеребцов согласно п. 39 «Плана ликвидации аварий…» должен эвакуироваться из опасной зоны, то есть попросту сбежать. И в том, что Жеребцов не успел этого сделать, так как погиб, выполняя свой гражданский долг, следствие усматривает его вину, что противоречит и здравому смыслу, и букве закона», - пишет вдова.
Кстати, об аварии. Цистерна прибыла с Алтая в Липецк уже в аварийном состоянии. И акт, подписанный 13-ю членами комиссии под председательством заместителя руководителя Верхне-Донского управления Ростехнадзора Виктора Долматова, называется не «Актом расследования причин аварии», а актом «О расследовании несчастного случая со смертельным исходом». И в многостраничном документе слово «авария» ни разу не упоминается. А «левобережный» следователь почему-то обвинил погибшего мастера именно в нарушении «Плана ликвидации аварий…».
Комиссия Ростехнадзора установила, что капремонт цистроны просрочен на три года, а следователь пишет, что «сроки по капитальному ремонту цистерны соблюдены». И не обращает внимания даже на то, что на НЛМК не была проведена экспертиза промышленной безопасности проекта, по которому изготовили узел разгрузки бензола из цистерн. И даже не удосужились разработать технологическую инструкцию по сливу бензольных продуктов.
«Следствием проигнорировано, что перед работой не проводился целевой инструктаж, не выдавался наряд-допуск на проведение работ с повышенной опасностью», - пишет Ирина Жеребцова. И резюмирует, что следствием не проводилось никакой проверки по вышеуказанным вопросам, не дано никакой оценки приведенным фактам и действиям должностных лиц, указанных в ведомственных актах расследования и приказах по НЛМК.
Отмены прекращения уголовного дела, реабилитации своего мужа и наказания виновных в его гибели, Ирина Владимировна намерена добиваться в суде. Но будет ей это непросто. Постановления от 24 декабря о привлечении погибшего Михаила Жеребцова в качестве обвиняемого и признании его вдовы представителем обвиняемого подписал тот самый следователь Дубиков, который и закрывал уголовное дело 12 августа. А признавать свои ошибки наши правоохранители не привыкли. Честь мундира дороже.
Нельзя забывать и о том, что став представителем своего покойного мужа, обвиненного 24 декабря в совершении преступления, Ирина Жеребцова потеряла статус потерпевшей по закрытому уголовному делу. А раз она больше не потерпевшая, то это дает руководству НЛМК формальный повод начать процесс против воспитывающей двоих детей женщины, чтобы отсудить у вдовы полученную от комбината материальную компенсацию.
14:12 16.01.2014

Комментарии

Если вы видете это поле, то ваш браузер не настроен корректно или произошла ошибка при загрузке страницы.
Элемент предотвращения нежелательных действий.
Элемент предотвращения нежелательных действий.