ЛДПР – это единственная партия, которая не поддержала ни одну антинародную инициативу

ЛДПР – это единственная партия, которая не поддержала ни одну антинародную инициативу

Липецкое региональное отделение ЛДПР называет себя партией реальных дел. Не проходит и дня, чтобы местные «Соколы Жириновского» не подняли в СМИ или социальных сетях важные проблемы региона. О работе липецкого отделения, реальных делах, важных законопроектах, административном ресурсе, фальсификации выборов и многом другом рассказал координатор Анатолий Емельянов.

- Анатолий Викторович, каковы идеологические посылы у вашей кампании, и на какой результат вы ориентируетесь?

 – Мы ориентируемся на повторение успеха 1993 года, когда ЛДПР заняла первое место на выборах в Государственную Думу. ЛДПР идёт на выборы не с популизмом, а с программой, которая состоит из ста пунктов и с лозунгом «Партия реальных дел». Положения нашей программы  – это не просто пустые слова. Мы пытаемся реализовать их на протяжении всей нашей истории. Все положения, которые есть в нашей программе, так или иначе, вносились как законопроекты. Но на сегодняшний день у нас есть лишь 40 депутатов в Государственной Думе из 450. Это мало, и мы не можем воплотить наши инициативы в жизнь. В Липецком областном Совете та же самая ситуация  – всего четыре депутата из 56. Это позволяет партии технического большинства блокировать наши инициативы, такие, как инициатива о минимальном размере оплаты труда в размере 20 тыс. рублей, о кредитной амнистии для граждан, о списании долгов по ЖКХ. Мы каждый год вносим законопроект об индексации пенсий всем пенсионерам. Мы единственные, кто борется за индексацию пенсий работающим и военным пенсионерам (которым более пяти лет не индексировали пенсии). Все эти законопроекты отклоняются. Вот сейчас, по указу президента, школьники получили по 10 тыс. рублей в преддверии 1 сентября, но год назад такая же инициатива нашего депутата Никиты Березина о выплате, только на ежегодной основе, была отклонена. Если бы её приняли в 2020 году, уже бы тогда люди получили бы по 10 тыс. рублей, а в этом году сумма была бы уже больше, потому что она была бы проиндексирована в соответствии с уровнем инфляции. Но эту инициативу отклонили, а сейчас, в преддверии выборов людям выдают эти деньги как «подачку». После выборов, в следующем году этого уже не будет.

- Насколько мне известно вы отстаивали интересы детей войны…

- Мы вносили законопроект о ежемесячной доплате к их пенсии в размере 414 рублей и скидке на коммунальные услуги. Эту инициативу тоже отклонили, как в Государственной Думе, так и в областном Совете. Отклонили её с формулировкой, что это порождает социальное неравенство. А депутат, который представлен в Государственной Думе от Липецкой области от партии технического большинства, нелестно о них (детях войны  – ред.) отозвался. По сути, сказав, что им не за что платить. Вот такой цинизм и кощунство проявляет партия технического большинства. Если была бы реальная конкуренция в Государственной Думе, то, безусловно, большинство наших законопроектов прошло бы.
Или, например, инициатива о запрете высадки школьников и несовершеннолетних детей из общественного транспорта, если они не могут оплатить проезд. Мы три-четыре года добивались принятия этого закона. Только когда в стране произошли вопиющие случаи  – наша инициатива была поддержана. И таких историй много.

- Чего сейчас пытаетесь добиться?

- Много чего. В частности, чтобы люди, которые ухаживают за инвалидами первой группы с рождения, получали хотя бы минимальный размер оплаты труда. Сегодня они получают всего лишь 1200 рублей в месяц. На эти деньги невозможно прожить. Устроиться на работу они не могут, потому что уход за человеком  – это, по сути, круглосуточный труд. И только сейчас к нам прислушались и пытаются реализовать нашу инициативу. ЛДПР  – это действительно партия реальных дел. И так было всегда. Можно вспомнить 1993 год. Когда Гайдары и Чубайсы хотели ввести в стране платное образование для учеников старших классов, только усилия ЛДПР позволили предотвратить эту ситуацию. Мы тогда жёстко встали против таких «реформ». Те, кто сегодня бесплатно получают образование, не в последнюю очередь получают его благодаря ЛДПР.

- Если уж мы затронули тему образования, то хотелось бы узнать, каково ваше отношение к ЕГЭ?

- Мы выступаем за отмену ЕГЭ и ОГЭ, и вообще считаем, что зачисления в вузы нужно делать без экзаменов. Необходимо давать возможность учиться всем. Те, кто не хотят учиться, отсеются уже после первой сессии. Мы поднимаем вопрос и об оторванности нашего образования от рынка труда. В стране создаются квоты на специальности в вузах, но совершенно не планируется, куда пойдут работать выпускники. Необходимо «свести» два министерства (Министерство труда и социальной защиты и Министерство образования  – ред.), чтобы у нас не было переизбытка юристов и экономистов, которые работают продавцами на рынках. Получая специальность, человек должен понимать, что у него будет рабочее место. А сейчас рынок переполнен. Молодых специалистов просто выпускают в никуда. К сожалению, наша реальная деятельность не получает должного освещения в СМИ. В лучшем случае, показывают только нашу законотворческую инициативу. В худшем  – пытаются очернить. Когда мы выступаем в интересах граждан физически, зачастую, мы подвергаемся давлению и прессингу. В Липецкой области ЛДПР имеет сотни кейсов, в которых мы реально добились решения проблем граждан. Я думаю, что ни одна политическая партия подобным не может похвастаться.

- Кто вас прессингует?

- Прессингуют региональные чиновники. Вся политика в последние годы в регионе нацелена на искоренение оппозиции. Для этого отменяются партийные списки в городской совет. Получается монопарламент. Сокращается областной Совет депутатов, чтобы оппозиция имела как можно меньше представительства. На меня даже, когда я только стал координатором (Липецкого регионального отделения ЛДПР  – ред.) возбуждали уголовное дело. Это случилось после того, как мы выявили фальсификацию на выборах. Член комиссии прятал под собой непонятные бумаги. Мы попросили его подняться. После этого на депутата, который со мной присутствовал, напали и заломили руки. Я снимал все это на видео. Мне выбили телефон из рук. В итоге на меня возбудили уголовное дело за то, что я препятствовал работе избирательной комиссии. Это была попытка запугать нас, подчиниться региональной власти. ЛДПР не работает ни на кого. Мы работаем только на интересы граждан. Да и партия у нас состоит из обычных людей. У нас нет представителей крупного бизнеса, нет ни одного судимого кандидата. Мы полностью «очистили» нашу партию. ЛДПР  – это юристы, экономисты, врачи, учителя  – люди из обычных слоев населения, которые реально хотят изменить жизнь вокруг себя. Это могут подтвердить наши списки. Мы даже после того, как выдвинули списки в областной Совет, отозвали троих кандидатов, потому что у них были выявлены акции иностранных компаний. Пусть и «копеечные». У одного нашего кандидата было 4 акции магазина «Лента», но они были выпущены иностранным «Deutsche Bank». По законодательству так нельзя. Поэтому мы сами отозвали этого кандидата.

- В выборах в Государственную Думу примут участие несколько новых партий, которые заявили о себе в этом году. На сколько, по вашему мнению, это способно изменить политический расклад, и как смотрится на их фоне ЛДПР?

- ЛДПР – старейшая политическая партия. Нам 32 года. ЛДПР была представлена во всех созывах Государственной Думы, но, к сожалению, не имела большинства. Однако благодаря ей в стране изменено очень многое. Например, материнский капитал был нашей инициативой. Что касается всех этих партий, они появляются не случайно, причем всегда перед выборами. Почему? Потому что распределение мандатов и в областной Совет, и в Государственную Думу проводится методом Империали. Голоса партий, которые не преодолеют пятипроцентный барьер, по сути, уйдут в ту партию, которая займет первое место. Таким образом, власть пытается увеличить результат партии технического большинства. Поэтому, когда человек идёт на выборы, он должен понимать, что в стране, по сути, есть всего лишь три реально самостоятельные партии. Нужно смотреть на ту партию, которая делает, а не разглагольствует. Есть партии, которые кричат об изменениях, ничего не предлагая для решения проблем – ломать не строить.
Мы уже проходили и советский этап  – тридцать лет разрухи, гражданской войны, миллионы погубленных жизней. Сейчас нам пытаются опять навязать то ли социализм, то ли коммунизм. Они сами не могут определиться, что они предлагают. «Всё отнять! Всё поделить!» А в итоге, страдают люди. Власть должна меняться путем выборов. Россия  – богатейшая страна. Необходимо вернуть все капиталы в Россию. ЛДПР давно об этом говорит и предпринимает меры. Но позиция сегодняшнего режима одна  – держать власть в своих руках, а народ в бедности, чтобы перед выборами ему можно было «подачки» кидать. ЛДПР хочет, чтобы народ был независимым, финансово самодостаточным. Чтобы наши люди могли путешествовать, смотреть на то, что есть за рубежом, перенимать опыт и развивать собственную страну. Какие-то из этих «новоиспеченных» партий борются за государственное финансирование, какие-то – просто спойлеры, чтобы оттянуть голоса. Недавно появилась одна новая партия. Не будем называть конкретно. Партия цвета листьев. Я занимаюсь политикой с 2007 года и никогда об этой партии в Липецкой области не слышал. Так она еще смогла каким-то образом собрать пять тысяч подписей для выдвижения.

- Ожидаете ли фальсификации на выборах?

- Да, ожидаем. Мы не сидим на месте. Мы активно ездим по всей области 365 дней в году. В Липецкой области есть мало населенных пунктов, которые я лично не посетил.
У нас есть «автобусы помощи», мы выезжаем на приёмы каждые выходные – в районы, в сельские поселения. Даже в самые небольшие населенные пункты, численность которых бывает 200 человек. Недавно, например, я был в селе Колыбельское Чаплыгинского района. Местные жители мне рассказали о том, как у них «рисуют» результаты выборов. Когда появился глава сельского поселения, все сразу замолчали. Они все её боятся.
Конечно, сельская местность – это очень большой и удобный пласт для фальсификаций. Как можно с этим бороться? Есть только один способ – ходить на выборы. Когда на выборах высокая явка  – очень сложно фальсифицировать их результаты. Это практически лишает возможностей для этого. В селах, как правило, прописано много людей, которые никогда не приезжают на участки. Этим пользуются. Я лично видел, как в одном из районов член комиссии достал домовую книгу и начал переписывать паспортные данные людей, расписываться за них. Потому что они знают, что эти люди никогда не приходят на участок. Властям выгодна низкая явка. Они сгоняют бюджетников на участки, а протестный электорат не настроен ходить на выборы. Ему внушают, что все решено. Только высокая явка может предотвращать фальсификации. Пример – Владимирская область и Хабаровский край, где на выборы пришло 70% избирателей и победили кандидаты в губернаторы от ЛДПР. ЛДПР знает про фальсификации, но с ними бесполезно бороться пока люди не ходят на выборы. Раньше был порог явки, если вы помните. Его же специально отменили. Сейчас выборы состоятся, даже если придёт один человек. Мы за то, чтобы восстановить порог явки. Мы за отмену голосования на дому. Это обеспечивает львиную долю фальсификаций. Голосовать на дому должны только те, кто имеет на это медицинские показания. Сейчас же, особенно в сельской местности, просто повально людей без спроса начинают объезжать. Человек бывает вообще «не в себе». Он давно уже потерял связь с реальностью. Он даже не знает, что проходят выборы, но его заставляют проголосовать.

- Если я не ошибаюсь, у нас в 2021 году после выборов будет уменьшение состава областного совета. Это хорошо или плохо для регионального парламента, и как такое сокращение отразится на самих избирателях?
 
- Это увеличивает риск монополии партии технического большинства. А когда есть такая монополия, наши законопроекты, такие, например, как о детях войны, просто отклоняются – даже не рассматриваются. Сокращение депутатов произошло за счёт сокращения партийных списков. ЛДПР, напротив, призывает к тому, чтобы выборы проходили только по партийным спискам. Потому что эти списки показывают реальный срез настроений граждан. Когда выборы проходят по одномандатным округам  – это борьба кошельков, административного ресурса. Председатель Липецкого городского Совета сказал, что депутат должен «ставить лавочки». Перед выборами он ставит лавочки, а потом исчезает. Вот пример  – переулок Яблочкина, который мы защищали и который мы отстояли. Ни один действующий депутат, ни городского Совета, ни областного, не появился перед гражданами, когда их «давили» Камазами, когда им грозили поджогом машин. Никто из них не встретился с людьми и никак им не помог. Только ЛДПР встала на их защиту. Вот что такое депутаты-одномандатники. Депутат должен быть привязан к территории, а они на ней не появляются. У нас есть депутат Государственной Думы Николай Борцов. Одномандатник. Вот только он пропустил 70% заседаний Государственной Думы. Он не провёл ни одной встречи. Я задаюсь вопросом: жив ли он? Я не шучу. У меня реально возникает такой вопрос. Даже на агитационных плакатах нет его живого изображения. В роликах он «рисованный» везде. Он вообще существует? Зато есть громкие лозунги. Если он кому-то выдал деньги из своего благотворительного фонда  – так пусть занимается меценатством, зачем ему быть депутатом? Пусть помогает людям бескорыстно. ЛДПР от этого выгодно отличается  – мы не даем пустых обещаний, мы делаем. Все, что есть в нашей программе, отражено в наших законодательных инициативах. Каждое обращение граждан  – а к нам в среднем обращаются по сто человек в неделю  – мы отрабатываем. У нас много решённых проблем. Мы единственная партия, которая этим занимается. Мы защищаем людей, даже когда нас прессуют. Тот же переулок Яблочкина, о котором я сказал, у нас это вылилось в судебное разбирательство против нашего депутата. Дениса Власова, нашего юриста, когда он поднял вопрос о нехватке мест в инфекционной больнице, пытались привлечь к ответственности по закону о «фейк-ньюс». Хотя подтвердились факты о том, что людям действительно ставили раскладушки, и люди ждали в очереди по нескольку часов, чтобы туда попасть. Вместо того чтобы адекватно реагировать на проблемы, выходить на контакт, власти пытаются все замолчать, устранить тех, кто обращает внимание на проблемы. Конечно, так происходит не всегда и не везде. Например, недавний кейс в Ельце. На улице 40 лет Победы, где сделан выезд из города в промзону, улица фактически превратилась в трассу. Это узкая улица, где двум машинам сложно разъехаться, но там ездят фуры, гоняют машины со скоростью 100 км/ч. Там дети ходят в школу, а обочины нет. К нам обратились люди. Я как депутат Елецкого городского Совета обратился к главе города. Мы организовали встречу с людьми. Приехал первый заместитель мэра, начальник ГБДД. Уже в этот вторник состоялось выездное заседание комиссии по дорожному движению и было принято решение по дорожному ограничению этой улицы. Кто этому способствовал? Только ЛДПР. Где другие были политические партии? Они только приезжают, снимают видео, все критикуют и уезжают. ЛДПР доводит дело до конца. Взять хотя бы село Казинка  – мы добились там возобновления водоснабжения. Да, зачастую, наши запросы тоже не помогают. Мы привлекаем внимание журналистов. Когда мы решали вопрос об обманутых дольщиках, мы также подключали СМИ, собирали круглый стол для всех заинтересованных лиц, добивались отставки губернатора, который не мог решить эту проблему. Только Владимир Вольфович Жириновский выступал с трибуны Госдумы об этом. Ни одна политическая партия больше этого не делала. И мы решили этот вопрос. Да, решение может себе приписать Игорь Артамонов. Но он, как глава исполнительной власти, и должен был это сделать. А мы его подтолкнули к этому. Мы собрали прокурора области, начальника УВД, начальника следственного комитета – всех в одном зале с дольщиками, пригласили уполномоченного по правам человека из Москвы, представителей областной администрации. И выработанный в ходе этой встречи сценарий решения проблемы – и есть заслуга ЛДПР. И такой сценарий, мы предлагали уже до этого в течение двух лет. Предыдущий губернатор не мог его почему-то реализовать, новый пришёл – реализовал.

- Вы активный участник политических дебатов. Как они прошли на ваш взгляд? С кем удалось встретиться на политической арене? Остались ли вы ими довольны, и почему всё-таки некоторые кандидаты, некоторые политические партии их игнорируют?

- Партии их игнорируют, потому что этих партий реально не существует. Те партии, которые не приходят на дебаты  – это партии, которые специально включили в бюллетени, чтобы отнимать голоса у реальной оппозиции. И чтобы потом  – при распределении мандатов – эти голоса, по сути, перешли в «Единую Россию». Поэтому они не ходят на дебаты. Дебаты очень короткие по времени. Ну что такое пять минут? И темы, которые выбирают… Например ЗОЖ. Это что, главная проблема, которая волнует общество? Нет, конечно. Поэтому дебатами мы не довольны. На одном из телеканалов нас не устроила жеребьёвка. Почему-то все дебаты у меня вышли именно с КПРФ. Зачем нас специально стравливают с этой политической партией? Почему не с «Единой Россией», почему не с другими политическими партиями? «Коммунисты России» вообще не приходили с нами подискутировать. На другие каналы большинство партий не ходит. Да даже если ходят, о чем им говорить? По сути, это просто болтология, потому что ни одной политической партии предложить нечего. Другие партии прикрываются людьми пенсионного возраста. На самом деле, никакого отношения к этим людям не имеют, никакой реальной поддержки им не оказывали. И у них был депутат в городском совете, который просто отсиживался и голосовал как «Единая Россия». К сожалению, людей пытаются обманывать. ЛДПР призывает не дать себя обмануть. За нами реальные дела!

- Какая партия на ваш взгляд будет являться основным вашим соперником на предстоящих выборах?

 - Победа ЛДПР в интересах граждан. Если сократить число мандатов нашей партии, если дать меньше полномочий, то жители региона лишатся защитника. Да, есть другая, «красная» партия, которая много кричит, но реально ничего не делает. Есть ещё одна партия, которая имеет власть, но использует её, чтобы давить на людей. ЛДПР  – единственная из всех этих партий, которая занимается реальной поддержкой. Мы же стояли с гражданами на баррикадах. Мы их не подводили, не кидали, не подставляли. И мы доводим всё до конца. Вспомнить хотя бы про Ударников, 24 – знаменитая история с обманутыми дольщиками. И до сих пор мы в контакте с ними. И в том числе нашими усилиями компания, которая сейчас достраивает эти дома, была включена в реестр неблагонадежных подрядчиков. Мы это требовали полтора года, между прочим. Потому что они не выполняли свои условия. Они долго тянули стройку. Мы обращали на это внимание, но почему-то власти не слушали, и в итоге дом недосдали. Наши оппоненты  – это все политические партии, даже оппозиционные. Мы вносили законопроект в Государственной Думе о том, чтобы многодетным семьям, у которых пять и более детей, предоставлялось бесплатное жильё. Возглавляет комитет в Государственной Думе, который рассматривал этот законопроект, женщина из «красной» партии, которая назвала нашу инициативу популизмом. И она, кстати, курирует Липецкую область как депутат Госдумы. Позднее мы предложили такой же законопроект, но уже для тех, у кого 10 и более детей. И этот законопроект тоже отклонили. И это те же самые партии, которые выступают за социальную справедливость. Ну сколько у нас таких семей, у которых 10 и более детей? Я знаю, в области таких две. Это копейки для бюджета страны. Но, к сожалению, такие инициативы тоже отклоняются. Поэтому призываем голосовать за ЛДПР, потому что это реально единственный защитник граждан на сегодняшний день, как минимум, в Липецкой области. Все наши законопроекты направлены на улучшение качества жизни. Мы не поддерживали повышение пенсионного возраста. Когда «Единая Россия» внесла закон о повышении, мы внесли свой альтернативный закон о понижении до 50 и 55 лет. После принятия закона о повышении пенсионного возраста мы вносили законопроект о возвращении прежнего пенсионного возраста для отдельных категорий граждан, например, ветеранов боевых действий в Чечне и Афганистане. Но партия технического большинства его снова не поддержала. Мы занимаемся реальной помощью и поддержкой.

- Ощущаете ли на себе административный ресурс?

- Мы с января занялись бронированием конструкций для билбордов для выборов. С марта, когда они стали появляться в районах, на подрядчиков начали оказывать давление за то, что они размещают агитацию ЛДПР. Им угрожали демонтажем конструкций, отзывом разрешений. Билборды у нас если расположены, то не в тех местах, в которых мы хотели, и не в том количестве, которое у нас должно было быть. В лифтах в Липецке, в подъездных группах, нам вообще было отказано. В итоге мы видим, что там размещена либо только партия технического большинства, либо ее «сторонники». Мы сталкиваемся и в сложностях с агитацией. С «Почтой России» у нас есть соглашения, договоры о размещении наших плакатов. В некоторых районах на почту оказывают давление и требуют от них не размещать наши агитационные материалы, например, в Чаплыгинском районе.

- Предположим, партия власти набрала менее 50%. Остальные поделили ЛДПР, КПРФ и кто-то еще. Вы способны объединиться с ними в коалицию для того, чтобы принимать важные вопросы для благополучия граждан?

- Это нормальная тема для Европы, когда партии объединяются в коалиции и формируют правительство. Что касается Государственной Думы, это не моя компетенция. В областном Совете мы не формируем правительство, тем не менее, мы способны будем предложить и принять различные меры. Если бы нас было конкурентное большинство, мы могли бы пропустить тот же законопроект о детях войны  – он в некоторых регионах принят. Но ЛДПР даже если объединится сегодня с коммунистами и со «Справедливой Россией», то все равно даже трети не будет от общего количества депутатов. Если бы не было подавляющего большинства у одной политической партии, велика была бы вероятность, что мы провели бы этот законопроект. Чем больше будет конкуренция, тем лучше будет для людей. Мы готовы к сотрудничеству, мы сотрудничаем, когда законопроект направлен на какое-то улучшение. Даже если его представляет другая политическая партия, мы его поддержим. Если же он плохо отразится на гражданах, мы не станем его поддерживать. Здесь вопрос не о коалициях. Вопрос стоит о создании конкуренции, чтобы с трибуны областного совета могли выступать представители разных партий. На сегодняшний день это большая проблема. Мы не всегда имеем трибуну. В СМИ нас не освещают объективно. К сожалению, областное телевидение работает только на одну политическую партию, на одно лицо. А нашу позицию либо вообще не освещает, либо освещают в негативном свете.

- А вообще местная власть активно воплощает ваши инициативы в жизнь?

- Очень много наших инициатив в итоге берутся на вооружение. Я уже сказал про обманутых дольщиков. Когда была пандемия, а именно локдаун, ко мне обратилась жительница из Чаплыгинского района, которая оказалась в сложной жизненной ситуации. Она торговала на рынке, потом рынок закрыли. Она мать-одиночка. Другого заработка у неё не было. Те меры поддержки, которые были приняты, не включали в себя предпринимателей. Мы обратились к губернатору. Уже на следующий день эту категорию граждан включили в число тех, кому оказывалась поддержка и выплачивался минимальный размер оплаты труда. Или, к примеру, в Грязях делали набережную. Строители оставили кучу мусора. Тоже достаточно было одного поста в наших соцсетях, как на следующий день уже всё было убрано. Понимаете? Зачастую хватает одного нашего упоминания чиновников, и они уже начинают что-то делать. И это хорошо, это значит, что нас боятся, нас читают и на нас реагируют. Мы не просто так поднимаем проблемы, не ради хайпа – лишь бы о чем-то заговорить. Мы сразу предлагаем какое-то решение, какой-то механизм, и если мы что-то публикуем, то для того, чтобы эта проблема была решена.

- Анатолий Викторович, чтобы вам хотелось добавить в завершении нашей беседы?

- Мы призываем приходить именно на третий день голосования. Потому что нет полного доверия тому, как будут храниться бюллетени 17 и 18 сентября. Да, нам гарантируют сохранность их в пакетах, но тем не менее, у нас есть вопросы, поэтому мы призываем прийти в итоговый день, когда состоятся выборы – 19 сентября – и отдать голос за ЛДПР. Это тот голос, в котором люди могут быть уверены. Если что-то с ними произойдет  – ЛДПР заступится. Ни одна другая политическая партия этого не продемонстрировала за все годы. ЛДПР  – это единственная партия, которая не поддержала ни одну антинародную инициативу. Мы всегда были только на стороне граждан. Поэтому, когда человек приходит на участок, он должен объективно смотреть, за кого голосовать. Всё это время ЛДПР не вела соглашательскую политику, не кланялась, не «шла на ковёр». Поэтому, когда вы смотрите на реальную оппозицию – это ЛДПР, а не тот, кто больше всех кричит. Быть крикуном – это просто выгодно, таким образом, они отвлекают внимание от реальных проблем.

Публикация изготовлена по заказу Избирательного объединения «Липецкое региональное отделение Политической партии ЛДПР – Либерально-демократической партии России». Оплата публикации произведена за счет средств избирательного фонда Избирательного объединения «Липецкое региональное отделение Политической партии ЛДПР – Либерально-демократической партии России».

15:00 15.09.2021