А БОСС И НЫНЕ ТАМ

15 июля в «Новой газете» вышла статья про Липецкую область. Ругательная. Читайте. Предлагаем обсудить.
Четыре года назад после покушения скончался в больнице, не приходя в сознание, зав. отделом «Новой газеты» Игорь Домников. Следствие продолжается. За четыре года после критических публикаций Игоря Домникова о Липецкой области в кабинетах руководства сменились только портреты

Липецк. Февраль 2000 года. Пресс-конференция губернатора Липецкой области Олега Королева. Обсуждаются публикации в «Новой газете» Игоря Домникова, где тот жестко критикует руководство Липецкой области. Губернатор с трудом сдерживает вновь накатившую обиду. «Я не комментирую подобные публикации, — наконец выдавливает из себя Олег Петрович. — И никак на них не реагирую. Не комментирую. Не обращаюсь в суд. Выступление «Новой газеты» — это очередной поток выдумок. А караван должен идти своей дорогой».
До трагической гибели Игоря Домникова оставалось полгода.



А ведомый Олегом Королевым караван продолжил идти своей дорогой. Правда, по ходу этого движения он в ноябре 2001 года был вынужден отсечь свою «левую руку» — вице-губернатора по связям с общественностью Юрия Дюкарева, одного из персонажей репортажей Домникова. Другой герой, вернее, антигерой публикаций в «Новой» — заместитель губернатора по экономике Сергей Доровской — ушел позже, в апреле 2002 года.
Ни для кого не было секретом, что эти отставки были одним из условий примирения администрации Липецкой области и руководства бюджетообразующего предприятия региона — Новолипецкого металлургического комбината. Отставка двух заместителей Королева и избрание бывшего директора по персоналу НЛМК Михаила Гулевского мэром Липецка были еще приемлемой ценой за очередной губернаторский срок. Ведь претензии губернатора Королева на НЛМК, так же как и претензии руководителя НЛМК Владимира Лисина к губернатору, уже крепко озадачивали Кремль. Неслучайно посредником в переговорах выступил полпред президента России Георгий Полтавченко.
Что потеряли, а что приобрели при этой сделке Дюкарев и Доровской, судить им самим. Бывший главный пропагандист администрации Липецкой области Дюкарев возглавил региональное отделение федерального фонда социального страхования.
Не вернувшийся после отпуска в кресло вице-губернатора по экономике Доровской, которого многие считали некоронованным водочным королем области, стал предпринимателем и председателем общественной организации любителей газированных напитков. При этом он абсолютно не утратил своего интереса и к напиткам покрепче. Контролируемое им предприятие «Росинка», крупнейший производитель минеральной воды в области, становится владельцем спиртзавода в Становлянском районе.
Первый же заместитель губернатора Королева Петр Горлов до сих пор на своем посту. Не так давно он озвучивает инициативу областной администрации, которая вносит в областной совет законопроект о надбавках к пенсиям для «заслуженных людей, передовиков производства, директоров предприятий, внесших заметный вклад в развитие Липецкой области» в размере 3000 рублей. Те журналисты, которые присутствовали на той пресс-конференции, могли бы порадоваться и за самого Петра Тихоновича. Ему за его заслуги перед Липецкой областью была начислена пенсия в 38 тысяч рублей ежемесячно.
У главного героя публикаций Домникова — губернатора Липецкой области Олега Королева — не изменилось ничего. И статус хозяина области, и неповторимый ораторский стиль, которому мог бы позавидовать и другой мастер художественного слова — Виктор Степанович Черномырдин. Как и четыре года назад, губернатор и не думает скрывать собственных успехов на ниве процветания вверенного ему региона. А кроме того, готов осчастливить липчан своим новым губернаторским сроком.

– У нас сверхцентрализация власти при мнимой демократии, — как-то публично выдал губернатор Королев.
Потом губернаторские пропагандисты выкручивали руки тем, кто эти слова пытался тиражировать. А сам Олег Петрович очень жалел об этой фразе. Выдать то, о чем даже президент не говорит, это для чиновника такого ранга, как ни крути, поступок опрометчивый. Впрочем, я бы на месте Путина на Королева не обижался. Президента тот хвалит:
— Впервые за последние 15 лет президент Путин поставил на первое место то, что никогда там не стояло. Это человек с его правдивыми проблемами. Это говорит о выздоровлении государства в целом, выздоровлении политики федерального центра. И мы тоже сосредоточились на борьбе с бедностью.
Если когда-нибудь будет написана летопись этой борьбы, то история с Липецким тракторным заводом займет там достойное место.
У проходной ЛТЗ я оказался в тот день, когда рабочие выходили из очередного вынужденного отпуска. За несколько дней до этого «Липецкэнерго» обесточило Тракторный за долги. Энергетики поиграли мускулами, потом скостили срок и снова включили рубильник.
И тракторостроители пошли на работу. Двигаются мимо меня к проходной нехотя, то в одиночку, то редкими группами из двух-трех человек. В основном уже немолодые, замотанные жизнью мужчины и женщины. Через дорогу от завода — обшарпанные дома примыкающей к заводоуправлению Краснозаводской улицы. Под стенами этих домов бомжеватого вида мужик с бутылкой, который уже никуда не спешит. Весь этот пейзаж под аккомпанемент противного дождя только усиливает ощущение общей безнадеги.
— Почему так мало народа идет на смену? — спрашиваю я у механика из кузнечного цеха Вячеслава Отапина.
— Так разве соберешь всех сразу, — отвечает тот. — Одни на рыбалку уехали, другие в деревню на огороде ковыряться, третьи на рынке торгуют. Жить-то всем надо. Долги нам по зарплате только за январь отдали. И то не всем.
Мимо уже равнодушной ко всему охраны я прохожу на территорию завода. В цехах — мертвая тишина. Молчит десятитонный молот в кузнечном цеху. Застыл конвейер сборки. Тракторостроители вдыхают привычный за десятилетия запах смазки и металла и скорбно морщатся, будто пахнет формалином анатомички.
— Раньше остановка конвейера рассматривалась как ЧП, — говорит рабочий в темной, не первой свежести спецовке, — а сейчас кого этим удивишь?
— Болотин, председатель совета директоров, во время забастовки сказал, что тех, кто хочет уволиться, держать не станут, — некстати замечает другой. — А генеральный, Федоров, ничего — вежливый. Все потерпеть уговаривает.
Чтобы понять, из-за чего приходится терпеть рабочим и рядовым инженерам с ЛТЗ, достаточно посмотреть материалы ревизии хозяйственной деятельности завода за прошлый год. Например: «…Убыток от непосредственной реализации продукции составил 159 130 тысяч рублей… Реализация продукции производится по ценам ниже фактической стоимости. Можно сделать вывод о том, что планируется заведомо убыточная деятельность…». Или другой пассаж: «При дополнительном анализе заключенных договоров возможно установление преднамеренного сговора руководства с его основными поставщиками в цели доведения предприятия до банкротства…». Или еще один: «Руководство намеренно уклонялось от уплаты налогов».
Добавить к этим словам можно лишь возросшую с начала года почти на 20 миллионов рублей задолженность по зарплате, которая достигла уже 58,5 млн. Или долги перед поставщиками и кредиторами, рост которых только чуть-чуть недотягивает за последний год до 250%.
Цифры и факты в акте ревизии подкреплялись однозначным выводом: «Все эти действия можно рассматривать как преднамеренное банкротство… Ревизор рекомендует обратиться в правоохранительные органы с целью проведения расследования действий, направленных на причинение вреда акционерам, кредиторам, государству…».
Впрочем, в перспективы расследования уже никто не верил. Под выборы, по инициативе областной администрации, уголовные дела из-за ситуации на Тракторном возбуждали не раз. Обычно после выборов прокуратура отписывалась: «Доводы о злоупотреблениях не подтверждаются, имущество реализуется по рыночной цене…». Дело тихо сдувалось. Трактора, каждый из которых стоил минимум 200 тысяч рублей, уходили партиями в семь-восемь машин тысяч по 50. Работники получали сторублевый аванс под праздники. Завод, который еще четыре года назад выпускал четыре с половиной тысячи тракторов и уже выходил на безубыточный уровень, тихо загибался. Оптимизм излучали только чиновники из областной администрации.
— Мы сегодня делаем все, чтобы придать новое дыхание заводу, — недавно в очередной раз заявил губернатор Липецкой области. — У меня есть уверенность, что у тракторного завода будущее есть.
Над словами Олега Петровича заводчане уже откровенно смеялись. И когда пошли разговоры о том, что готовится продажа в Ирак линии прессового оборудования и на ЛТЗ окончательно можно будет поставить большой жирный крест, никто уже ничему не удивлялся.

Александра Гулина, депутата областного совета, профессора-медика, лишили гражданства. Причиной тому — чрезмерное любопытство депутата.
Еще два года назад Гулин обратился к губернатору Королеву с просьбой предоставить информацию о расходах резервного фонда областного бюджета. С тех пор он обращался к губернатору не раз. И письменно, и при личных встречах. В ответ — молчание.
Гулин пытался получить информацию через суд. Суд заявление не принял: мол, правом обжалования действия или бездействия органов власти обладает гражданин или организация. Гулин же обратился в суд как депутат. Одним словом, пришлось фактически лишенному гражданства депутату подавать кассационную жалобу.
— Чудеса творятся у нас в Липецке, — до сих пор недоумевает профессор, работающий в областной законодательной власти уже второй срок. — Как это депутат не может быть гражданином?
Мы сидим в кабинете Гулина в областном совете. В крохотной комнате — стол, три стула, два телефона. Вот и весь интерьер рабочего места одного из трех-четырех липецких депутатов, у которых есть собственное мнение, отличное от послушного администрации области большинства.
Впрочем, для Александра Гулина действия оппонента Олега Королева загадкой не являются.
— Последний раз справку о расходах резервного фонда областной администрации мы получили три года назад, — говорит депутат Гулин. — На материальную помощь семьям погибших в Чечне выделяется 40 тысяч рублей, а на автомобили и премирование — больше миллиона. И непонятно — кому и зачем. Будто областной резервный фонд — личный кошелек Олега Петровича Королева.
Я слушаю Александра Гулина и лишний раз убеждаюсь, что происходящее в Липецкой области — модель победы бюрократии. За исключением одного — нефти в Липецкой области нет. Зато есть Новолипецкий металлургический комбинат, на чью долю приходится больше половины собираемых в области налогов. 20% бюджет области получает от «Хлебмакаронпрома». По 10% — от «Стинола» и консервного завода в Лебедяни, производителя «Фруктового сада» и других известных на всю страну соков.
И на этом список бюджетообразующих предприятий области иссякает. Но в 2003 году и их вполне хватило, чтобы выполнить бюджет с профицитом в 13 миллиардов рублей. И кого, скажите, тогда будет волновать, что бюджеты 12 районов исполнены с дефицитом? Никого. Даже наоборот. Например, опыт главы Становлянского района Владимира Герасимова с его запредельным по нормам Бюджетного кодекса дефицитом губернатор ставит остальным главам в пример.
А все потому, что Герасимов делает из своего Станового Швейцарию. Королев очень любит, когда его подчиненные учитывают зарубежный опыт. Для этого и организуются регулярные поездки в Италию, Грецию, Швейцарию. Разумеется, на бюджетные деньги.
Герасимов оказался первым учеником. В первую очередь он запретил на территории района пить на улицах пиво. В Швейцарии же на улицах пиво не пьют. Потом он высадил клумбы и газоны из выведенных на опытно-селекционной станции растений. Получилось очень красиво. Правда, это благоустройство стоило работающим жителям одного из самых бедных районов области двух процентов от доходов или зарплаты, которые в Становом стали взимать в принудительном порядке. Но эти мелочи липецкого губернатора не беспокоят.
Не беспокоят его и другие мелочи, которые выявила проверка контрольно-счетной комиссии Липецкого областного совета депутатов. А выборочная проверка по итогам 2003 года тринадцати бюджетополучателей нашла нарушения на 75,5 млн руб. Из этих нецелевых и необоснованных расходов треть, почти 25 миллионов рублей, приходится на редакцию «Липецкой газеты» — официально признанного рупора областной администрации.
— За один год только в небольшом Измалковском районе умерли 210 человек, — говорит депутат облсовета Александр Гулин. — Но для правящих областью людей, у которых в генах райкомовская кровь, главное — громче кричать «ура». Абсолютно беспринципный народ. Еще вчера они кланялись Ельцину, а сегодня его хают. Теперь кланяются Владимиру Владимировичу. И кланяться будут любому, кто будет у власти. Придет нацист — будут кланяться и нацисту.
Впрочем, депутат Гулин Америки не открывает. Четыре года назад примерно о том же самом в своих публикациях о Липецкой области писал наш Игорь Домников. За четыре года в этом отдельно взятом субъекте Российской Федерации так ничего и не изменилось.

P.S. Расследование убийства Игоря Домникова продолжается. Следствие не исключает, что причиной преступления могли стать публикации Домникова о Липецкой области.

Игорь БЕДЕРОВ, наш спец. корр., Липецк — Москва
15.07.2004
20:38 19.07.2004

Комментарии

Если вы видете это поле, то ваш браузер не настроен корректно или произошла ошибка при загрузке страницы.
Элемент предотвращения нежелательных действий.
Элемент предотвращения нежелательных действий.