Взгляд

Экс-гендиректор «Липецкхлебмакаронпром»

Экс-гендиректор «Липецкхлебмакаронпром» Валерий Абашкин: «Какое зерно – такой и будет хлеб»

Валерий Абашкин, долгие годы возглавлявший «Липецкхлебмакаронпром» (ныне – Продовольственная компания «ЛИМАК», 54-е место в Рейтинге крупнейших компаний Черноземья «Абирег» ТОП-100 (производители) 2016 года), сегодня выступает в роли эксперта. Напомним, что в 2014 году, как раз после ухода господина Абашкина, предприятие сменило название на торговую марку «ЛИМАК», под которой и реализует сейчас свою продукцию. В беседе с «Абирегом» экс-гендиректор компании затронул тему сельского хозяйства в период санкций, обсудил современные способы отъема бизнеса и даже американские выборы. Но главным, по мнению Валерия Абашкина, для России все же остается пищевая отрасль, поскольку хлеб – всему голова.

– Валерий Иванович, многие годы вы руководили крупнейшим предприятием, и ваше имя ассоциируется прежде всего с компанией «ЛИМАК». Как сложились обстоятельства, что вы оставили должность? Удалось ли вам сохранить влияние?

– К своей компании сейчас я отношения практически не имею. Пришли новые собственники, и так сложилась ситуация, что в моем опыте компания не нуждается. Свой пакет акций я продал: жизнь продиктовала мне, что так надо было сделать, другого выхода не было. Они купили контрольный пакет, 52% акций, у тех людей, которые вместе со мной владели 90% акций. Так получилось, что ими было принято решение продать эти акции, не посоветовавшись со мной. Я бы, конечно, не продал, но был вынужден. Область, думаю, от этого мало что выиграет, потому что когда приходят собственники извне, мало кто знает, какие у них пожелания – будут они работать или перепродадут производство. Но все, что делается – делается с согласия исполнительной власти. А почему так произошло – не могу сказать, у меня всегда были хорошие отношения с властью.

– Очень много лет вы были депутатом областного Совета…

– Это тоже закончилось, в связи с тем что я оставил работу. Когда есть работа, за тобой есть люди, коллектив, большие возможности. А когда ты без работы, уже пенсионер – таких возможностей нет, чтобы помогать людям, строить работу со всеми администрациями, это довольно сложно, это разные вещи.

– Тем не менее именно ваша заслуга в том, что предприятие «ЛИМАК» стало монополистом…

– Как специалист свою отрасль я знал хорошо: много видел, ездил, изучал и в России, и за рубежом. В Липецке наша компания была действительно одной из лучших именно в хлебопекарной отрасли, хотя наша система многоотраслевая – от небольшого сельского хозяйства до мукомольного, макаронного, кондитерского производства. Было такое, что нас называли монополистами, но это на уровне региона. Из-за неправильных подходов рождаются неправильные решения. Сейчас монополию предприятия принято считать по возможности поставок хлебобулочных изделий в радиусе 250 км. Если все эти регионы – в радиусе 250 км – посчитать, у нас будет такой объем, что ни о каком монополизме не может быть и речи. Рынок меняется каждый день, и его надо удержать, соблюсти баланс качества и цены, который всегда имел большое значение. Мало купить предприятие – нужен талант удержать его на рынке среди других конкурентов, которые также хотят поставлять продукцию и расти в объемах.

– Валерий Иванович, а если говорить о характере руководителя, как он влияет на успех производства?

– От самого руководителя зависит процентов 50. А от команды, которую этот руководитель сумел подобрать, зависит процентов 70. Многое зависит и от людей, особенно в тех компаниях, где еще много ручного труда. Надо, конечно, правильно обучить человека: компания будет выигрывать, если она будет заниматься с людьми. Это и зарплата, и интересы, и образ жизни работника не только на предприятии, но и дома. Нужно, чтобы он чувствовал интерес, и этот интерес поддерживался бы материально. В общем, много факторов, чтобы компания работала успешно. Конечный продукт делает человек. У тех компаний, которые теряют связь с человеком, нет будущего.

– А вы сами как оцениваете качество нынешнего хлеба?

– Быстро ничего не меняется, и качество осталось примерно того же уровня, однако ситуация с зерном сейчас диктует свои условия. Четвертый класс сегодня относят чуть ли не к продовольственному зерну, хотя, конечно, это фуражное. Объем зерна в целом растет, а его качество никто не контролирует. На экспорт идет в основном четвертый класс, поэтому сельхозпроизводители его и выращивают. Для того чтобы вырастить качественное зерно, нужно немало потрудиться, поэтому и оценивать его нужно по другой цене, а на деле разница в стоимости небольшая. Какое зерно – такой и будет хлеб. Пока это малозаметная проблема, но она может начать расти. Если бы у нас животноводство было хорошо развито, нам было бы не до экспорта зерна, нам самим едва бы хватало. А пока мы производим мало животноводческой продукции, мы отгружаем зерно на экспорт и выращиваем такое же для себя.

– Несколько лет «ЛИМАК» производит социальный хлеб. Получается, на его изготовление как раз идет зерно низкого качества?

– Социальный хлеб и будут делать низкого качества, потому что он убыточный. Более того, как продукцию, которая наносит ущерб компании, такой хлеб специально будут делать плохим, чтобы его меньше купили. Это тоже неправильный подход. Лучше бы государство давало адресную помощь людям, которые не могут купить хлеб. Это ненужное волевое решение – все равно, что выпускать социальный металл. Однако никто не производит социальный газ или электроэнергию. Из-за производства социальной продукции каждый год компания несет убытки в несколько миллионов.

– Если говорить о развитии экономики, как будут складываться события, в том числе с кризисом?

– Что значит кризис? Кризис – в наших отношениях на сегодняшний день, то, что мы подняли голову, а это никому не нужно. Потому что Запад привык, что Россия с 90-х годов рот не открывает и голову не поднимает, а тут вдруг мы начали возникать. Конечно, с точки зрения экономических санкций для нас это очень серьезно, особенно технологии. Для меня важнее всего то, что и в советские годы технологии у нас плохо развивались, в производстве автоматических линий не было, хотя были отдельные машины. Линии мы покупали на Западе. Поэтому для меня страшно, что мы потеряем отношения с ними – где мы тогда будем брать технологии? Это главное, потому что на сегодняшний день мы будем долго стоять на месте. Да, у нас есть успех в военных технологиях, но по производству пищевых продуктов в России никогда не было таких автоматических линий. В «ЛИМАК», например, стоит импортное оборудование и благодаря этому довольно высокая производительность. В последние годы по 500 млн рублей мы тратили на развитие компании.

– Говорят, что сейчас происходит возврат 90-х. По вашим ощущениям, это так?

– Не могу сказать, что сегодняшнее время – копия 90-х. Я думаю, 90-е не вернутся, поскольку сегодня нет таких понятий, как отъем собственности. Даже нашу компанию законно купили: все было честно – и не подкопаешься. Другое дело, концентрация бизнеса. Например, у нас в макаронном производстве – дикая конкуренция. Экономика России не может позволить бизнесменам работать в убыток. Если предприятия будут работать без прибыли, кто будет платить налоги?

– Кстати, о макаронном бизнесе. Можно ли говорить о том, что качество российских макарон достигло уровня итальянских?

– В технологиях разницы нет. В техническом плане мы достигли уровня итальянцев. Пожалуйста, приезжайте на фабрику «ЛИМАК» и на фабрику в Италии – вы увидите то же самое. У нас стоят итальянские, швейцарские линии – других там нет. Но возьмем сырье, которое перерабатывают, – вся разница в нем. За границей законом предусмотрено, что макаронные изделия делаются только из твердой пшеницы. А у нас в России твердую пшеницу почти никто не выращивает, раньше она росла только в Оренбуржье и в Алтайском крае. Потом Алтайский край забросил ее производство, а в Оренбургской области для нее плохие условия и цена в 2,5 раза выше. Тогда по какой же цене у нас должны продаваться макароны? Вот и лепят все из мягкой. Поэтому о каком качестве мы можем говорить? Как можно наши макаронные изделия сравнивать с итальянскими?

– Однако на каждой пачке написано: «Из твердых сортов пшеницы».

– Ну и что? Подмешивают. Законом это не запрещено. Да и качество твердой пшеницы у нас другое. Если у американской стекловидность – от 88 до 99, то у нас –75. Это не качество, это так, утопия. И макаронщики тут ни при чем, надо заниматься сельским хозяйством. А там сейчас делают ставку на количество, а не на качество. Да и твердой пшеницы у нас нет столько, сколько мы производим макаронных изделий.

– По вашим прогнозам, возобновятся ли взаимоотношения между Россией и странами Европы?

– Сложный вопрос. Все зависит от выборов, которые состоятся в Америке 8 ноября. Думаю, примерно к Новому году станет ясно, какую политику будут развивать Соединенные Штаты, какие отношения сложатся с Россией. Конечно, Европа поддержит Штаты. Их больше, чем нас. Даже по людям: в Америке и Европе живут 900 млн. А у нас всего-навсего 140 млн. И если взять экономику Соединенных Штатов и России – мы представляем немного. За равных они нас считать не будут. Поэтому если они примут решение против нас, их потери в экономике составят 1%. А для нас это будет 20%. Представьте, как нам тяжело.

– Чем вы занимаетесь сейчас?

– Когда человек работает, это занимает практически все его время. Поэтому после того как я ушел с работы, сначала было трудно перестроиться. Однако мне удалось это сделать, тем более возможности для этого есть. Люблю путешествовать, хотя не приветствую долгие перелеты. Скажу, что для полноценной жизни в Европе мне не хватает знания английского языка, это как напутствие на будущее – никогда не знаешь, что в жизни может пригодиться. Активно слежу за теми видами спорта, с какими я был связан, – баскетболом, волейболом. Читаю, слежу за политикой. Иногда даю консультации в сфере бизнеса. Считаю, что в каждом деле должен быть смысл. В бизнесе надо заниматься тем, чего не хватает в регионе.

История ПАО «ЛИМАК» начинается в 1934 году с запуска хлебозавода №1, предшественником которого была пекарня №1 – первое предприятие в городе по выпечке хлеба. ОАО «Липецкхлебмакаронпром» было организовано в 1992 году на базе ТПО «Липецкхлебпром». В 2014 году компания сменила владельца и название. В состав ПАО «ЛИМАК» (54-е место в Рейтинге крупнейших компаний Черноземья «Абирег» ТОП-100 (производители) 2016 года) входит макаронная фабрика, девять хлебозаводов, один мукомольный завод, строительно-монтажное управление, сбытовые филиалы в Санкт-Петербурге и Краснодаре. Возглавляет предприятие бывший президент и совладелец банка «Петрокоммерц» Владимир Никитенко. Генеральный директор с 2016 года – Зоя Двуреченская. За 2015 год выручка компании составила 6,58 млрд рублей.

Валерий Абашкин родился 10 апреля 1945 года. Окончил Воронежский технологический институт. Генеральным директором АО «Липецкхлебмакаронпром» был избран в 19992 году. Господин Абашкин – почетный профессор Воронежской государственной технологической академии, заслуженный работник пищевой промышленности РФ, член-корреспондент Международной академии холода, действительный член (академик) Международной академии экологии и безопасности жизнедеятельности, вице-президент Российского союза пекарей, кавалер ордена Дружбы народов. После продажи пакета акций компании новым собственникам в 2014 году состояние Валерия Абашкина составило 392 млн рублей.

Алена ВОРОБЬЕВА

17:04 07.11.2016