Взгляд

Председатель Липецкого областного Совета депутатов

Председатель Липецкого облсовета Павел Путилин: «Я никогда не пытаюсь устроить личные дела за счет своего влияния и связей»

Один из лидеров рейтинга самых влиятельных людей Липецкой области Павел Путилин рассказал «Абирегу», что многие с такой же фамилией, как у него, пытаются устроить свои личные дела под видом родственников спикера облпарламента, и о том, что он любит и как проводит свободное время.

- Стало ли у вас больше друзей с тех пор, как вас избрали спикером областного парламента?

- У меня всегда было много друзей, в том числе и близких. А когда я пришел работать сюда, оказалось, что у меня стало еще больше родственников по фамилии Путилины. И, чтобы пройти в облсовет или администрацию, люди с фамилией Путилин говорят, что они моя родня. У меня сразу нарисовалось 18 новых сестер и братьев. Или приходят, например, Путилины устраивать детей в детский сад и говорят, что они мои родственники. Таких много стало, кто пытается устраивать свои личные дела от моего имени.

- А вашим детям помогает то, что они Путилины?

- И помогает, и вредит. У меня сын учится на четвертом курсе, и у них есть историк из коммунистических времен. Он сыну говорит: «Фамилия твоего отца знакома, я знаю, где он работает, поэтому ты попробуй сдать у меня экзамены». А вообще, дети не пользуются моими возможностями, и я никогда не пытаюсь устроить их жизнь за счет своего влияния и связей. У меня, например, дочь Лена окончила университет по специальности «финансы и кредит». Они с мамой приехали в Воронеж забирать вещи, и ей позвонил профессор. Он ей говорит: «Я порекомендовал тебя на работу в Центробанк Воронежской области». Она хорошо училась, была активной - участвовала во всех конференциях, в том числе международных. Она хорошо знает язык. Приехала в банк. С ней провели собеседование, а когда руководитель банка стал смотреть анкету, он ей говорит: «А почему папа не позвонил?» Она говорит: «А папа и не знает, что я здесь». В общем, ее взяли на работу, неплохо ей платят. А я никому не звонил и никого ни о чем не просил. Хотя мне никто не верит. 

- У вас большая семья. Какие в ней порядки? 

- Да, у нас с женой четверо детей. Я, к своему сожалению, всю жизнь редко бываю дома. Иногда было, что по несколько дней детей не видел. Я уезжал - они еще спали, а когда приезжал - они уже спали. Жена всегда дома, и она у нас за главного. Она их так воспитывала, что я для них всегда являлся примером и образцом. И дети у нас очень внимательные. Они уже все взрослые, но вечером обязательно пожелают спокойной ночи родителям.

- Вы, как говорится, прошли путь от слесаря до спикера облпарламента. А кем мечтали стать в детстве? 

- А я и мечтал стать инженером. Я в детстве увлекался машинами и тракторами. Работал бригадиром школьной производственной бригады. У нас было 200 га земли, и мы ее обрабатывали на ДТ-75. Меня даже наградили серебряным знаком «Молодой гвардеец пятилетки». Наша производственная бригада заняла тогда второе место в СССР. У меня в крови все делать хорошо. Когда пацанами были, у кого-то там мотоцикл заглохнет, они его всей деревней толкают, чтобы завести. А я так не мог. Если моя техника работала плохо, это унижало мое достоинство. Я лучше потихоньку откачу мотоцикл, чтобы никто не видел - отремонтирую, отрегулирую и тогда уже поехал.

- У вас, я знаю, есть раритетный автомобиль ГАЗ-21. Зачем он вам?

- Мы на нем ездим летом. Это любимая машина наших внуков. Красивая: бежевый салон, бежевый руль, сплошные сиденья во всю ширину, олень на капоте. Эта «Волга» была призером международного автосалона. Гордость нашей страны.  

- А у вас она откуда?

- Это была машина первого секретаря райкома партии. Потом она пришла в негодность, и я ее года два восстанавливал. Мастеров привлекал, где мог – сам ремонтировал. Запчасти покупал в Нижнем Новгороде – новую коробку и прочее. Сейчас она в исправном состоянии. Конечно, хлопот с ней много. Автомобиль отечественный - то масло потечет, то еще что-нибудь случится. Приходится с ней гаечные ключи держать наготове.

- У вас еще есть Toyota? 

- Да, у меня есть Toyota, сто пятая модель, 2004 года. На ней ручные стеклоподъемники, механика - никакого автомата. Дизельный двигатель без турбонадува. Я не уделяю никакого внимания наворотам. Машина должна быть в хорошем состоянии, а остальное не столь важно. Она мне очень подходит для охоты и рыбалки.

- Вы летаете на Як-52. У вас есть удостоверение пилота?  

- Нет, я удостоверение так и не получил, нерегулярно посещал занятия. Я летал с инструктором. Летать я люблю. Высота - это моя стихия. Знаете, на воронежском сельхозуниверситете купола, башенки разные? Вот, когда я студентом был, у нас была группа из трех человек и мы эти купола красили. Привязывались веревками, забирались на самый верх и зарабатывали на жизнь – нам за это платили. Все хотели заработать, но рисковать мало кто хотел.

- Рассказывают, вы любите лошадей? 

- Да, лошадей я тоже люблю, и это у меня тоже с детства. Я еще ходить толком не умел, меня сажали на лошадь, и я ездил по кругу, когда лошадьми месили глину для саманов. Саман – это глина с соломой, из него строили избы, сараи и все прочее. Однажды отвлекся и упал с лошади. А лошадь – не задавила, остановилась и ждала, пока меня мужики вытащат из трясины. А потом еще школьником приходилось работать на лошадях. У нас в колхозе имени Фрунзе председатель, Герой Соцтруда и депутат двух созывов Верховного Совета СССР Астанков Алексей Федорович, держал особую конюшню. Она была как цековский гараж: там стояли чистопородные или скрещенные лошади. Рослые были, выносливые, красивые. На них начальство ездило. Если какой-то начальник выезжал весной по грязи и лошади хвост не подвязывал, его Алексей Федорович строго наказывал. И были там лошади вроде скорой помощи. На них медики ездили. И я на них возил медсестер по всем деревням. Они ставили прививки, а я с лошадью управлялся. 

- Говорят, вы заядлый охотник. Вы любите пострелять?

- Если общими фразами говорить, я люблю общение с природой. Люблю оружие. А еще я люблю непогоду – дождь, снег. И в это время хорошо быть в лесу. Конечно, стреляем на охоте, но не для того, чтобы мяса добыть. Просто так положено, на то она и охота. Но мы не только стреляем, но и помогаем зверю нормально жить в наших лесах и полях. Вот в этом году осень была сухая, зима - бесснежная. Все замерзло, воды нет, и животные очень из-за этого страдали. Мы даже не охотились, не гоняли зверя, потому что без воды, тем более на сухом корме, зверь может погибнуть от стресса. Мы ездили на реки и пруды, долбили лед, развозили по угодьям. Потом привезли с горнолыжного курорта снеговую пушку, и нам делали из воды снег, а мы развозили его по лесу. Человек должен всем помогать.

Виктор УНРАУ

16:19 09.02.2015