Взгляд

Вице-президент НЛМК Александр Соколов

Вице-президент НЛМК Александр Соколов: «Для того чтобы вырваться вперед, ты должен приложить неимоверные усилия»

Один из популярных политиков Липецка Александр Соколов рассказал «Абирегу», как он сделал карьеру, почему любит правду, что читает и за что ценит православие.

- Кем вы мечтали стать в детстве?

- Я тогда смотрел советские фильмы и читал советские книжки. Юлиан Семенов, «Семнадцать мгновений весны»… Хотел быть разведчиком. Вообще, будущее связывал с военной тематикой. Потом, когда стал постарше, мечтал работать в сельском хозяйстве. С сельского хозяйства и начинал свой трудовой путь. Я уже привык жить в городе, но когда вижу поля – такие тучные, колосящиеся, когда вижу березовые рощи, сердце начинает щемить – тянет в деревню. 

- Сейчас что читаете? 

- Сейчас больше увлекаюсь публицистикой. Знаете, что прочитал в последнее время? Это «48 законов власти» Роберта Грина, и сейчас читаю «Уши машут ослом» Олега Матвейчева, известного в России политтехнолога. Я нахожу у него много интересного, что можно использовать и на работе в одной из крупнейших мировых компаний, и в своей политической деятельности. 

- А классику?

- В последнее время отошел от художественной литературы. Правда, недавно читал Достоевского. Всю жизнь ставил перед собой какие-нибудь цели. Сегодня у меня есть цель выучить английский язык. Поэтому, совершенствуя свои языковые навыки, прочитал «Преступление и наказание» на английском.  

- Вы сделали хорошую карьеру. Вы к этому стремились или просто так вышло?

- Если я скажу, что не стремился к этому, обману всех и обману себя. Конечно, я к этому стремился и стремлюсь и поэтому много работаю над собой. Вся моя жизнь - это упорный труд – к сожалению, в ущерб семье. По-другому невозможно ничего достичь. Приходится выкладываться на все сто. Сегодняшняя жизнь ассоциируется у меня с табуном несущихся лошадей. Если ты прилагаешь огромные усилия, ты будешь оставаться ровно на том месте, где ты есть. Если ты споткнулся и упал, тебя затопчут и через некоторое время забудут. А для того чтобы вырваться вперед, ты должен приложить неимоверные усилия. Такая сегодня жизнь.

- Вы строги со своими подчиненными?

- Думаю, что да. Я требователен к ним, но не груб. Всегда даю им определенную степень свободы, не стою у них за спиной, не контролирую каждый их шаг. Но за результаты их работы спрашиваю строго. 

- Вы не боитесь умных подчиненных?

- Нет. Я, может быть, в этом плане не совсем типичный человек. Однажды я хотел взять себе замом одного известного в Липецке человека. Посоветовался с некоторыми коллегами, и они удивились моему выбору: «Да ты что?! Он же умный! Зачем тебе нужен такой заместитель?» Но я к таким советам никогда не прислушивался. Всегда набирал себе умных людей и, наверное, поэтому сделал удачную карьеру: с ними все, как надо, складывается и получается.

- Ну, так вы того умного человека взяли или нет?

- Нет, не взял.

- А почему?

- Это был человек со стороны, а взять человека со стороны на комбинат очень сложно. У нас существует такая система: для того чтобы взять человека со стороны с какими-то исключительными компетенциями, я должен доказать, что в нашей компании на сегодняшний день нет специалиста такого уровня. 

- У вас существует гарантия карьерного роста для своих работников? 

- Да. Когда идет речь о заполнении вакантных должностей руководящего звена, наши работники пользуются преимуществом. 

- По крайней мере в политике вы всегда стоите на своем, и складывается впечатление, что вы не боитесь быть в раздоре со всем миром. 

- Это не совсем правильно. Если бы я был в раздоре со всем миром, я бы, наверное, не продержался столько лет в политике. Меня тысячу раз пытались в чем-то уличить, на чем-то поймать и подставить. Предпочитаю говорить правду и предпочитаю отстаивать свою точку зрения. Да, я говорю то, что, может быть, не всем нравится. Но поступаю так ради общей пользы, и потом контролирующие и надзорные органы показывают, что я был прав, и мои оппоненты вынуждены со мной соглашаться.

- Вашим близким нравится ваша принципиальность в политике?

- Конечно, нет. Как и в любой другой семье, к моим трениям с оппонентами относятся болезненно. Они читают статьи и комментарии в Интернете, и все это им неприятно. 

- Вашей жене не хочется, чтобы вы были незаметным серым мужиком, который плетется в хвосте табуна?

- Я думаю, что да. Но она прекрасно знает, что меня уже не изменишь. Я такой был, такой есть и таким буду.

- Хочется вам иногда убежать на необитаемый остров, чтобы никого не видеть?

- Ну, наверное, это слабость любого человека – сбежать от всего мира. Совру, если скажу, что никогда такого желания не было. Правда, я никогда не думал о необитаемом острове. Просто иногда появляется желание уединиться на время и побыть наедине с собой, разобраться в событиях и в своих мыслях – разложить все по полочкам, понять, что происходит, чтобы не принимать сгоряча важные решения. Одно из таких мест – это церковь. Когда стоишь в церкви и думаешь о Боге, в душе все начинает приходить в порядок, становишься спокойным, как будто ты побывал на необитаемом острове. 

- Вы были комсомольским активистом, вы – доктор наук, при этом вас наградили орденом Преподобного Серафима Саровского третьей степени. Вы верите в Бога? 

- Более того, в студенческие годы был в составе комсомольского оперативного отряда, который выполнял неблагородную функцию: во время пасхальной службы мы не пускали молодежь в храм. Было такое в моей жизни. Но я всегда говорю, что никогда не брал на себя обязательств не меняться. Раньше был воинствующим атеистом, а сейчас считаю себя верующим. А что касается православия, то я думаю, что у русского народа должна быть национальная идея, которая его объединяет. Реальных таких идей, кроме православия, на сегодняшний день нет.    

- Как проводите свободное время?

- В свободное время, которое у меня порой случается, занимаюсь спортом. У меня в фаворе три вида. Первое - стрельба. Развитию этого вида спорта у нас на комбинате уделяется много внимания. Есть прекрасная спортивная база, и грех этим не пользоваться. Люди едут за сотни километров, чтобы пострелять на липецком стенде. Второе – это большой теннис. Он позволяет держать себя в форме. А третье, чем я начал увлекаться недавно, – это бильярд. Тоже довольно увлекательный вид спорта. Не такой скучный, как казалось раньше. Когда есть время, играем по вечерам в бильярд.

- Вы бы хотели жить не в Липецке? 

- Хотел бы, а почему нет? На мой взгляд, есть смысл присмотреться к югу России. К Крыму, например. Там, кстати, очень много липчан имеют и квартиры, и дома. Но я говорю не о том, чтобы уехать из Липецка навсегда. Перемена мест - это очень интересно. А если просто бросить свою родину и уехать – нет, я так не смогу. И родственников здесь много живет, и я обязан этому краю всей своей жизнью и судьбой.

- Что думаете о сегодняшнем кризисе?

- Мудрые китайцы пишут слово «кризис» двумя иероглифами – один обозначает опасность, другой – благоприятную возможность. Я думаю, мы сумеем воспользоваться благоприятной возможностью выйти на новый этап развития, который приведет к процветанию экономики и общества. Так бывает всегда, когда принимаются правильные решения.

Виктор УНРАУ

13:35 10.02.2015

Комментарии

Если вы видете это поле, то ваш браузер не настроен корректно или произошла ошибка при загрузке страницы.
Элемент предотвращения нежелательных действий.
Элемент предотвращения нежелательных действий.