Взгляд

Начальник Управления инновационной и промышленной политики Липецкой области

Начальник Управления инновационной и промышленной политики Липецкой области Владимир Лаврентьев: «У руководителя должны быть враги, они делают его чище»

Один из самых влиятельных людей Липецкой области, «крестный отец» ОЭЗ ППТ «Липецк» Владимир Лаврентьев рассказал «Абирегу» о проблемах отечественного бизнеса, о том, что иностранные предприниматели думают о России, и о своем желании стать настоящим дедушкой для своих внуков.

- У вас часы с портретом патриарха Кирилла. Вы верующий?  

- Я думаю, сказать, что верующий – нельзя. Я не воспитан в вере. У меня отец всю жизнь проработал кочегаром на паровозе, и самая его великая должность - помощник машиниста. Но он был, искренним, истинным коммунистом. Мама у меня верующая, бабушка верующая, но отец был категорически против религии. Он не позволял им даже говорить о церкви. Бабушка, когда я был пацаненком, иногда меня «воровала» у него и водила в церковь. Я помню, однажды мне понравился сладкий какой-то напиток. Батюшка меня причащал и давал из ложки кагор. Вот все, что осталось в моей детской памяти о моей церковной жизни. Теперь я думаю, что отец делал большую ошибку.

- Что он был за человек? 

- Это был интересный человек. Прошел две войны – финскую и Великую Отечественную. Очень отзывчивый. Не боялся ничего и никого. Я помню, мы жили на Ниженке и, если к нам в дом кто-то стучался, он никогда не спрашивал: «Кто там?» Он всегда спрашивал: «Что случилось?» И если ему говорили, что где-то пожар или драка, он бежал, спасал и защищал. Вот такой был бесстрашный человек. Он всегда людям старался помогать. Очень был честный, трудолюбивый и порядочный. Но очень строгий. А мама у меня была тоже отзывчивая, нравственная и трудолюбивая женщина, но добрая.  

- А вы в кого?

- Я в маму. Конечно, от генетики никуда не денешься, и я многое взял от отца. Я по своей натуре оптимист. Я никогда не впадаю в тревожные переживания. Какой бы тяжелой ни была ситуация, я включаю разум и стараюсь выйти из нее разумно и правильно. Я так же, как и отец, всем помогаю и всегда верю в то, что делаю. Думаю, что это одно из самых главных качеств руководителя, который стремится к созиданию - верить в то, что ты делаешь.  

- Вы верите в экономзону (ОЭЗ ППТ «Липецк». - ред.)?  

- И верил, и верю, и буду верить.

- Я к тому спрашиваю, что резидентов в ОЭЗ около 40, а работающих предприятий всего 10. Почему большинство резидентов не строит свои заводы? У них что, есть серьезные проблемы? 

- Ну, во-первых, там сегодня много строительных площадок. А во-вторых, проблемы у резидентов действительно есть. В особенности эти проблемы есть у российских компаний, которые, начиная свой бизнес, рассчитывают не на собственные средства, а на привлечение кредитов. Иностранным компаниям проще. Например, у ООО «Бекарт Липецк» за спиной стоит лидер на мировом рынке высокотехнологичной переработки металлов и производства современных материалов и покрытий компания Bekaert. У компании ООО «ЙОКОХАМА Р.П.З.» - то же самое. И есть российские компании, они рассчитывают построить свои заводы за счет кредитов. Но возьми сегодня кредит под 25%! 

- То есть все упирается в дорогие кредиты?  

- Да, мы в России, откровенно говоря, бизнесу в этом отношении не помогаем. Ситуация на рынке кредитования промпредприятий для нашего бизнеса крайне плоха. Если бизнесу дают кредит под 15-17%, то его рентабельность должна быть как минимум 18-20%, и даже этого будет мало. Чтобы выдержать кредитную нагрузку, предприятие должно иметь рентабельность 25%. Но попробуйте сегодня найти в машиностроении предприятие, где рентабельность более 20%. Его не найдешь. Максимальная рентабельность в машиностроении 12-10%.

- А за рубежом как?

- У них кредиты дают под 3%, под 5%. Нам тоже нужны дешевые и длинные кредиты. И если мы не найдем возможности удешевить кредитование, то, я думаю, будет нехорошая ситуация - экономика просто не будет развиваться. Президент сегодня пытается изменить ситуацию, и, я надеюсь, она изменится. 

- За возможность отрыть экономзону у себя боролось несколько регионов.

- 43 региона России.

- Почему Липецк выиграл этот конкурс? 

- Мне кажется, к конкурсу, который проводило Министерство экономического развития, мы лучше других подготовились. Мы взяли за образец такие же экономзоны в Италии. У них такой проект развивался и тогда, и сейчас успешно развивается. Я сам был в Италии раз, наверное, пять. К тому же мы имели к этому времени компанию «Индезит», и итальянцы нам хорошо помогали. Они нам, можно сказать, на блюдечке с голубой каемочкой принесли всю нормативно-правовую базу. Конечно, Россия - другая страна, и мы, как всегда, пошли несколько другим путем. Но взяли у них самое главное – обеспечиваем резидентов инфраструктурой и предоставляем преференции.

- А в чем отличие нашей экономзоны от итальянской?

- Там нет никаких ограждений, а у нас обязательно заборы, обязательно видеонаблюдение. Хотя я, откровенно говоря, был против этих заборов и систем виденаблюдения, но жизнь подтверждает, что, может быть, я был не прав. По крайней мере это дает представителям иностранного бизнеса чувство уверенности, что они могут безопасно вести свой бизнес и у них ничего не украдут.

- Вообще, они не боятся делать бизнес в России? 

- Они поначалу думают, что в России всякое может быть - и бандиты, и взяточники. Но в итоге начинают относиться к нам по-другому, когда  обнаруживают, что здесь есть люди, которые ведут себя достойно и оказывают им помощь. А с японцами было наоборот. У них мышление несколько иное. Они думают, что все честные и все правильные. Но это, конечно, не так, и мы им честно говорили, что у нас и бюрократизма черт знает сколько, и нечестных людей тоже хватает. Они очень доверчивые. И мы буквально водили их за руку, чтобы их никто не обидел.

- У проекта ОЭЗ были противники? 

- А как без противников? И хорошо, что они были, и хорошо, что они есть.

- Почему хорошо?

- А враги делают человека чище. Они мобилизуют, и ты начинаешь бороться за свое дело и за свои идеи. Начинаешь доказывать, что ты лучше, чем они. И это здорово помогает делу. Противники должны быть обязательно. Особенно у руководителя. 

- Уже думали, чем будете заниматься, когда уйдете на пенсию?

- Любой человек живет на земле временно. И если он остается в памяти своих внуков и правнуков, значит, он прожил жизнь не напрасно. А если человек отдавал себя работе и ему некогда было возиться с внуками, то это плохо. А я вот как раз очень много времени отдаю работе и мало уделяю внимания моим любимым внукам. Их у меня трое, и с ними мне теплее, чем с другими людьми. И иногда хочется просто быть домоседом. Поехать с внуком на рыбалку, посидеть у костра, о чем-то с ним поговорить. Они, конечно, вырастут и узнают, что я был руководителем, но я хочу, чтобы они запомнили меня своим дедушкой.

Виктор УНРАУ

10:52 11.02.2015