Взгляд

Начальник управления по развитию малого и среднего бизнеса Липецкой области

Начальник управления по развитию МСБ Липецкой области Сергей Бугаков: «Сельскохозяйственные кредитные кооперативы стали заложниками в борьбе Банка России с МФО»

Липецкая область, в которой работают 853 сельскохозяйственных потребительских кооператива (СХПК), в том числе 321 кредитный, является по этому показателю безоговорочным лидером среди всех субъектов Российской Федерации. В остальных российских регионах, за исключением только лишь Пензенской области, где насчитывается 550 СХПК, их меньше на порядок – как правило, не более полусотни. 10-11 ноября 2016 года в Москве прошел IV Всероссийский съезд сельскохозяйственных кооперативов, рекомендовавший всем российским регионам использовать «липецкий опыт». В работе съезда принял участие начальник управления по развитию малого и среднего бизнеса Липецкой области Сергей Бугаков, рассказавший «Абирегу» о том, за счет чего сельскохозяйственным кооперативам Липецкой области удалось добиться столь бурного роста и об основной проблеме, с которой они сталкиваются.

– Сергей Дмитриевич, стартовые возможности для создания сельскохозяйственных кооперативов – природные, экономические и правовые – во всех регионах России практически идентичны, не так ли?

– Да, исходные условия у всех субъектов Российской Федерации во многом схожи, но должен быть еще и мощный импульс в виде основополагающей идеи, которую продвигает руководитель региона. Вам, наверное, приходилось бывать на пресс-конференциях главы Липецкой области Олега Королева?

– Не раз, и на протяжении последних пяти лет, буквально на каждой из них, он говорил о важности развития сельскохозяйственных кооперативов и изучения опыта Фридриха Райффайзена – родоначальника сельской кредитной кооперации.

– В 2011 году, напомню, в российской экономике и финансовой сфере сложилась такая ситуация, что банки резко сократили объемы кредитования бизнеса, и особенно сельского хозяйства, не говоря уже о сельской глубинке, для которой доступ к кредитным ресурсам был практически полностью отрезан. Поэтому глава области решил максимально активизировать и ускорить процесс перехода села на кооперативные рельсы, отправив в Германию, Австрию и Голландию делегацию руководителей ряда районов области, которые на практике изучили опыт развития сельской кооперации и увидели, как работает в реальных условиях то, о чем говорил глава области. Впрочем, нечто подобное в России уже было в начале шестидесятых годов XIX века, когда князь А.И. Васильчиков, активно продвигавший идеи прогрессивного развития России, в 1864 году отправился в Германию с той же миссией: познакомиться с опытом работы первых кредитных кооперативов, организованных Фридрихом Райффайзеном.

– Известно, что Фридрих Райффайзен, будучи почитателем идеалиста Роберта Оуэна, поначалу создавал свои кооперативы на основе благотворительности, пытаясь решить проблему нравственного возрождения человека через взаимную помощь.

– Однако в его утопических идеях содержалось и рациональное экономическое зерно, из которого выросла банковская группа Райффайзен – одна из крупнейших в мире. Как бы там ни было, уже через год после поездки князя Васильчикова, в 1865 году, помещики братья Лугинины организовали первое ссудосберегательное товарищество в селе Дороватово Костромской губернии. А к 1916 году в Российской империи, ставшей одним из лидеров мирового кооперативного движения, насчитывалось уже более 14 тысяч кредитных кооперативов, в которых состояло более 8 миллионов пайщиков. Увы, после известных всем печальных событий 1917 года кооперативы прекратили свое существование. В советское время об их былом могуществе напоминали, и то отдаленно, лишь кассы взаимопомощи, существовавшие при профсоюзных организациях.

– Алгоритм князя Васильчикова, тем не менее, сработал в Липецкой области и в начале XXI века.

– Вы правы, за сто пятьдесят с лишним лет он совсем не утратил своей актуальности. Как вы думаете, в каких районах Липецкой области стала активнее всего развиваться кооперация? Да-да, именно в тех, руководители которых приняли участие в поездке, особенно в Добринском, Данковском и Усманском. Но наибольших успехов добился Чаплыгинсий район, насчитывающий сегодня 165 сельскохозяйственных потребительских кооперативов, из которых 42 являются кредитными. Удивительно, но в граничащей с Чаплыгинским районом Рязанской области, значительно превосходящей Липецкую по площади и численности населения, работает только один кооператив. Что же касается Липецкой области, то сегодня практически в каждом ее сельском поселении работает СХПК. В регионе реализуется программа «Развитие кооперации и коллективных форм собственности в Липецкой области» на 2014 – 2020 гг. с общим объемом финансирования более 1 млрд рублей, не имеющая аналогов в Российской Федерации. За десять месяцев текущего года кредитными кооперативами Липецкой области было заключено 7875 договоров займа на общую сумму более 816 млн руб. Договоров личных сбережений, говоря понятным языком, депозитов, пока заметно меньше – пока их только 2127 на общую сумму без малого 100 млн руб., но объем привлеченных личных сбережений постоянно растет. Эти показатели, возможно, и не потрясают воображение, но главное в том, что механизм сельской кредитной кооперации успешно работает и продолжает развиваться – на сегодняшний день кредитная кооперация объединяет около 40 тысяч личных подсобных хозяйств Липецкой области, и с каждым годом их становится все больше. В условиях ограниченной доступности банковских кредитов кредитные кооперативы – единственный институт, позволяющий сельскому жителю получить заемные средства на доступных условиях в минимально короткие сроки. В восьми районах Липецкой области работают уже девять кредитных кооперативов второго уровня, причем два из них в Чаплыгинском районе, самом продвинутом в плане развития кредитной кооперации.

– Что такое кооператив второго уровня?

– Это, с позволения сказать, кооператив кооперативов, объединяющий кооперативы первого уровня, в каждом из которых должно быть не менее 15 пайщиков. Их задача – выдавать займы кооперативам первого уровня. В 2017 году мы планируем создать кооперативы второго уровня во всех восемнадцати районах области.

– В чем, на ваш взгляд, самые существенные отличия кредитного кооператива от банковского учреждения?

– Их множество, но в первую очередь я бы, пожалуй, выделил главное – доходы от деятельности кредитного кооператива остаются в нем самом, и в дальнейшем работают на его развитие, на пользу всех селян. Это некоммерческая организация, работающая ради получения максимальной прибыли в интересах ее владельца или группы лиц. Да и процентные ставки по займам в сельскохозяйственных кредитных кооперативах всегда умеренные – таких ни один коммерческий банк не предложит, особенно сельским жителям. Что же касается ставок привлечения, то они всегда на пару-тройку процентов выше, чем в кредитных учреждениях. К тому же на селе все заемщики на виду, все друг друга прекрасно знают, подноготная каждого из них прекрасно известна: «деревенский скоринг» работает куда эффективнее, чем самые совершенные банковские системы оценки кредитоспособности заемщика. А взять те же залоги? Для банковского залоговика, привыкшего к экспертизе высоколиквидных активов, поездка в сельскую глубинку и работа с селянами, с их веялками и сеялками – это кошмарный сон!

– Сельскохозяйственные кредитные кооперативы региона получают поддержку областного бюджета?

– Получают, и немалую. Не будь ее, нам бы таких показателей было бы, наверное, сложно достичь. Только в этом году из областного бюджета в рамках софинансирования муниципальных программ в фонд финансовой взаимопомощи кооперативов было направлено 43 млн руб. из расчета 5 тыс. руб. на пайщика и 200 тыс. руб. на кооператив. В 2017 году мы планируем создать фонд финансовой взаимопомощи для кооперативов второго уровня. Предположительно размер субсидии составит 800 тыс. руб. на один кооператив.

– Сергей Дмитриевич, ваша презентация на IV съезде была посвящена вызовам и рискам в развитии кредитных кооперативов. Если с вызовами всё более или менее понятно, то каковы основные риски?

– Известно, что в последнее время Банк России ведет активную политику, мягко выражаясь, по «зачистке» сектора микрофинансовых организаций, многие из которых скомпрометировали себя непомерными процентными ставками, доходящими порой до абсурдных величин, о которых все наслышаны. Печально, но под «горячую руку» Банка России попали и ни в чем не повинные сельскохозяйственные кредитные кооперативы, требования к которым, как и к МФО, значительно ужесточились, и особенно в плане отчетности, которая практически ничем не отличается от банковской – очень сложной. Достаточно одного лишнего пробела в отчете, и он уже считается недействительным, что влечет за собой немалые штрафные санкции. А среди сельских кооператоров, увы, не так уж много людей, обладающих знаниями, необходимыми для такой работы. Вместо того, чтобы заниматься делом, они буквально тонут в бумагах! Поэтому мы на IV съезде кооперативов выступили с предложением, чтобы Банк России использовал дифференцированный подход к контролю и надзору за деятельностью сельскохозяйственных кредитных кооперативов. Понимая, что наши селяне стали заложниками в борьбе Банка России с нечистоплотными МФО, мы постарались максимально помочь своим землякам. Начиная с прошлого года, областной бюджет субсидирует затраты кредитных кооперативов на приобретение компьютерной техники и лицензионного программного обеспечения для обеспечения электронного документооборота по предоставлению отчетности в Банк России в размере 80 тыс. руб.

– Не получится ли так, что Банк России, ужесточая требования и отмывая сектор МФО, замедлит тем самым темпы развития кооперации?

– Мне представляется, что вероятность этого невелика – дух кооперации уже распространяется по всей России. Напомню, что на Совете по стратегическому развитию и приоритетным проектам президент России Владимир Путин предложил тиражировать липецкий опыт по всей стране, а наша «дорожная карта» по развитию кооперации направлена во все субъекты Российской Федерации. Полагаю, что все же удастся найти какое-то компромиссное решение, чтобы Банк России не задушил кредитные кооперативы в своих дружеских регулирующих объятиях (улыбается). К нам едут, у нас учатся. 9-10 августа текущего года у нас прошел семинар-совещание по развитию сельхозкооперации в Липецкой области, в котором участвовали около 100 человек из 35 регионов России.

– Алгоритм князя Васильчикова вновь востребован?

– Да, только теперь нет нужды ехать в Голландию: достаточно побывать в Липецкой области, где всё отработано до мельчайших деталей с учетом нашей, российской, специфики. Ведь недаром директор департамента развития сельских территорий Минсельхоза России Владимир Свеженец, выступая на IV cъезде кооперативов, призвал делегатов изучать липецкий опыт и создавать центры развития кооперативов подобно тому, что работает при нашем Областном фонде поддержки малого и среднего предпринимательства. Замечу, что предложения липецкой делегации в части совершенствования нормативно-правовой базы работы кооперативов и упрощения отчетности будут внесены в резолюцию IV съезда кооператоров. Естественно, в своих предложениях мы также подняли вопрос государственной поддержки сельскохозяйственных кредитных кооперативов на федеральном уровне. И я надеюсь, что наш призыв будет услышан.

Владимир БАШМАКОВ

16:23 30.11.2016