Взгляд
генеральный директор «Квернеланд Груп СНГ»

 

Отчасти мы считаем себя российским производителем

Kverneland Group наращивает объемы производства техники в России. Недавно компания открыла новый завод в Липецкой области. Роберт Цизак, генеральный директор «Квернеланд Груп СНГ», рассказал о том, что, несмотря на политику приоритетной поддержки отечественного производителя сельхозтехники, компания сможет обеспечить себе рынок сбыта, предлагая потребителям неизменно удобный сервис и простоту приобретения техники. 

- Совсем недавно в Липецке открылся новый завод концерна Kverneland Group. С чем связан выбор региона? Что планируется производить на заводе? На какие объемы производства планируете выйти в среднесрочной и долгосрочной перспективе? 

- Наше производство в Лебедяни Липецкой области было открыто еще в 2007 году. Сначала там велась только сборка техники. Однако в связи с ростом продаж нашей техники на российском рынке и необходимостью углубления локализации производства нам со временем понадобилась площадка побольше. Так как у нас уже были налажены связи с местной администрацией, штат сотрудников завода был преимущественно набран из жителей области – переносить производство в другой регион было бы неразумно. Кроме того, Центральное Черноземье удобно с точки зрения логистики. 

Площадь нового завода в 3 000 кв.м позволила разместить здесь цеха по металлообработке, сварке, покраске и сборке техники. Завод полностью соответствует европейским стандартам, предъявляемым концерном Kverneland Group к своим производствам, и позволяет на его мощностях производить технику на сумму 14 млн евро в год. Инвестиции в проект составили 9 млн евро. 

Сегодня здесь производится 10 наименований наших машин – плуги культиваторы, сеялки, разбрасыватели минеральных удобрений и полевые опрыскиватели. План производства на текущий год составляет 400 единиц. В следующем году мы планируем наладить производство еще дополнительных 6 наименований техники и увеличить объем выпускаемых единиц до 500 машин. 

Дальнейшее наращивание объемов производства будет зависеть, в первую очередь, от ситуации на рынке сельхозтехники и объемов продаж. Наша цель – это стать поставщиком номер один и надежным партнером для российских сельхозпроизводителей, а это невозможно без собственного производства. Имея локальное производство, можно не только сокращать сроки поставки техники, иметь возможности участия в программах федерального и регионального субсидирования, которые делают оборудование более доступным для клиентов, но и, пожалуй, самое главное – вести прямой диалог с хозяйствами: реагировать на их пожелания, эффективно адаптировать технику под те или иные условия эксплуатации. Мы на российском рынке всерьез и надолго, поэтому в будущем объемы производства техники в России, думаю, будут только расти. 

- Формат нового завода - это сборочное производство или производство полного цикла? Какая доля локализации сейчас и планируемая в ближайшие годы? 

- Мы давно выросли из формата так называемого «отверточного производства». Семилетний опыт развития производства в России помог нам на сегодняшний день выйти на уровень локализации до 40%, а часть производимых моделей техники попадает в список Росагролизинга (порядка 15% от всего модельного ряда, реализуемого нашей компаний на российском рынке). 

Стоит отметить, что уровень локализации, к которому мы стремимся, зависит не только от требований законодательства, предъявляемым к технике со статусом «сделано в России», но и от технологических особенностей производства тех или иных наименований наших машин. Например, плуги и рабочие органы почвообрабатывающих машин Kverneland изготавливаются из особого сплава и проходят специальную термическую закалку только на заводе Kverneland Group в норвежском городе Клепп. Эту уникальную технологию, которая хранится в строжайшем секрете вот уже более века, невозможно повторить ни на каком другом производстве. Поэтому эти наименования никогда не приблизятся к формату «100% сделано в России». То же самое относится и к электронике, которая применена в технике Kverneland, – ее разрабатывает наше подразделение Kverneland Mechatronics в Нидерландах. Кстати, наша компания по-прежнему является единственным производителем прицепной сельскохозяйственной техники, которая сама производит всю электронику для своих машин. Попытка повторить какие-то из этих процессов на другом предприятии может привести к снижению качества техники или потере гарантии, а это то, чего ни в коем случае допустить нельзя, ведь покупая ту или иную машину Kverneland клиент должен быть уверен в ее качестве и эксплуатационных характеристиках. 

Вместе с тем, планы по увеличению доли использования отечественных материалов и компонентов, конечно же, существуют. На следующий год мы поставили себе цель выйти на локализацию до 50% по производимым в России единицам. 

- Как Вы оцениваете перспективы продаж с учетом снижения спроса на сельхозтехнику в 2013 году? Ощущаете ли Вы снижение спроса в вашем сегменте?
 

- Потенциал российского рынка сельхозтехники колоссален, что обусловлено и богатейшими земельными ресурсами страны, и ее ролью в обеспечении населения земного шара продовольствием в перспективе, и необходимостью обновления большей части машинно-тракторного парка. Поэтому, несмотря на некоторое «проседание» рынка в прошлом году, мы не склонны давать пессимистические прогнозы. Так, например, в прошлом году оборот «Квернеланд Груп СНГ» на российском рынке составил 20 млн евро, что соответствовало результату 2012 года. А прошедшие 5 месяцев текущего года позволяют нам прогнозировать, что 2014 год будет для нас не хуже предыдущего. 

- Как вы оцениваете в целом ваше сегодняшнее положение на российском рынке сельхозтехники? Как Вы оцениваете потенциальную долю рынка сейчас и в долгосрочной перспективе? 

- На текущий момент наша доля рынка в целом невелика, и нам есть к чему стремиться. К 2018 году мы планируем удвоить ее и занять 6% рынка прицепной сельскохозяйственной техники и увеличить оборот до 50 млн евро в год. 

- Вы планируете менять свою стратегию присутствия и развития на российском рынке в связи с курсом российских властей на поддержание отечественных производителей? 

- Мы всегда работали и продолжим работать так, чтобы фермеры, желающие приобрести нашу технику, могли это сделать. Так, например, выходя на российский рынок, мы знали о существовании проблем финансирования. С самого начала мы в Европе начали работать с компанией «Гермес» до того, когда были только экспортные поставки. Они давали возможность на льготных условиях получать средства для приобретения техники. Теперь вместе с «Гермесом» работаем и в России, что дает возможность страховать отсрочку платежей до 150 дней. Мы также работаем с «Росагролизингом», и часть нашей техники попадает под действие программы по обновлению машинно-тракторного парка, что позволяет приобрести ее на льготных условиях. 

Но финансовая сторона – это лишь часть нашей стратегии. Немаловажно обеспечить наших клиентов высококлассным послепродажным сервисом. Ведь купить технику – это полдела; ее еще нужно соответствующим образом обслуживать, чтобы ее приобретение было экономически выгодным, чтобы не было ее простоев. На сегодняшний день мы уже качественно присутствуем в 80 областях и республиках РФ и в дальнейшем держим курс на укрепление дилерской сети и развитие соответствующей инфраструктуры. Стандарт нашей политики послепродажного обслуживания – «7 на 24» - 7 дней в неделю, 24 часа в сутки – к этому мы стремимся. Выходя на рынок каждого нового региона, мы должны быть уверены, что местный дилер сможет соответствовать этому стандарту. 

Таким образом, если мы будем верны нашей стратегии – делать приобретение техники доступным и ее обслуживание удобным – то какая бы политика в отношении производителей техники ни была, мы сможем занимать свою нишу на российском рынке. Тем более что формат нашего производства в Липецке позволяет нам считать себя отчасти российским производителем.

ИСТОЧНИК - http://agro.ru/

09:43 04.06.2014

Комментарии

Если вы видете это поле, то ваш браузер не настроен корректно или произошла ошибка при загрузке страницы.
Элемент предотвращения нежелательных действий.
Элемент предотвращения нежелательных действий.