Взгляд
Генеральный директор ОАО «ОЭЗ ППТ «Липецк»

РЕЙТИНГ ВЛИЯТЕЛЬНОСТИ – Генеральный директор ОЭЗ «Липецк» Иван Кошелев: «Я всегда безумно любил делать то, что мне поручали»

Иван Кошелев – гендиректор федеральной экономзоны «Липецк». Работал в райкоме и обкоме комсомола, в обкоме партии, в обладминистрации Липецкой области и первым замом главы Липецка. В интервью «Абирегу» он рассказал, кем мечтал стать в детстве, как выбивался в люди, о своем характере и о том, чтобы было с Россией, если бы русские люди читали Достоевского.

– О чем вы мечтали в детстве?

– Мой отец в 17 лет попал на фронт, а в 19 вернулся домой после тяжелых ранений. И я мечтал пойти в армию и стать военным, хотел стать героем. Но вся романтика закончилась 45 лет назад. Тогда у меня умерла мать, и отец мне сказал: «Поезжай к брату в Красноярск. Там постарайся поступить в техникум, и, может быть, пойдешь по его стопам». Брат моего отца работал в Красноярске начальником строительного управления. У меня не было выбора, я собрался и поехал. У отца на руках была еще моя сестра и два брата.

– То, что брат вашего отца был начальником стройуправления, вам помогло в карьере?

– Нет, конечно. Тогда ни законом, ни моралью покровительство родственникам не поощрялось. Я ясно понимал, что помочь мне некому и рассчитывал только на себя. Я почему пошел в высшую комсомольскую школу? Потому что, учась, я должен был жить на стипендию. А там была самая высокая стипендия – 70 рублей. Плюс я был отличником и получал повышенную стипендию. Конечно, этого не хватало, и я каждый год досрочно сдавал сессию и уезжал квартирьером в стройотряд. В начале мая уезжал, а 26 августа возвращался. За три месяца я зарабатывал тысячу рублей. Этих денег мне хватало, чтобы себя содержать. Это была хорошая закалка и она позволяла мне всю жизнь не сдаваться ни перед какими трудностями.

– Вы самоуверенный человек?

– Нет. Я, конечно, встречал людей, у которых появлялось тем больше апломба и ничем не подкрепленных амбиций, чем выше стояло их кресло. Но это не про меня. Я человек сомневающийся в себе. Когда в 2012 году меня выбирали на пост гендиректора экономзоны, на него претендовали еще пять человек. Все они были достойными людьми. И когда выбрали меня, я честно говоря, испугался, что на меня свалилась эта ответственность. Мне всегда нужно какое-то время, чтобы я принял новое дело не как просто работу, а как дело своей жизни. А дальше меня нельзя остановить. Я буду идти, ползти – меня можно только убить, но я буду идти к той цели, которая передо мной стоит.

– Пять лет назад всех, конечно, удивила ваша метаморфоза. Вы всю жизнь были идеологом, и вдруг вам доверили экономический проект. Многие очень сомневались, что вы с ним справитесь.

– Ну, наверное, они плохо меня знали и, может быть, теперь открыли меня по-другому. Я вам скажу честно, я и сам открыл в себе то, чего до последнего времени не знал. Да, все тогда говорили: «Он идеолог, он не справится и через три месяца сам оттуда сбежит».

– И почему не сбежали?

– Я всю жизнь был успешным. Но самое главное, я хорошо понимаю, что я не сам по себе такой: могу прийти, увидеть и победить. Мой успех всегда делала команда, в которой я работал. Конечно, я пришел в ОЭЗ в таком возрасте, когда уже, наверное, не летают. Но мне важно было выстроить вокруг себя профессиональную команду, и моя главная задача была в том, чтобы у них крылья расправились. И вот эта команда сделала нашу экономзону самой успешной в России.

– Говорят, что в 2012 году была сложная ситуация с финансированием этого проекта.

– Да, тогда была парадоксальная и одновременно глупая ситуация. Было решение правительства, что на развитие нашей площадки 51% средств будет выделять область, а 49% – Москва. Но поскольку региону и тогда, и сейчас гораздо сложнее найти средства, он недофинансировал этот проект. А Москва говорила: «Денег ни в коем случае не дадим, нельзя». Я тогда договорился о встрече с Лисиным и поехал в Москву...

– А почему с Лисиным?

– Я думал, что все ему расскажу и попрошу, может, он переговорит с министром, чтобы пошло финансирование. Я приехал, и он мне говорит: «А зачем тебе столько денег?». Я говорю: «Как зачем? Вот проект, его нужно финансировать». «А откуда он взялся?». Я говорю: «Проектанты разработали. Была госэкспертиза. Вот подписи». А он мне говорит: «Тебе сколько лет? И ты до сих пор веришь в какие-то бумажки? Ты сам в этот проект вникни и посмотри – что там на самом деле нужно, а без чего можно обойтись. Тебе 20 млрд никто не даст, а попросишь меньше – дадут». Он мне тогда повернул мозги в нужную сторону. Мы после этой встречи пересмотрели проект и поняли, что липецкую площадку можно построить не за 20 млрд, а за 12,5 млрд. И когда я пришел уже с новыми предложениями к замминистра и к губернатору, мне сказали, что это совсем другое дело и открыли финансирование.

– Вы всегда говорите, что ОЭЗ, это смысл вашей сегодняшней жизни. А что вы любите кроме работы?

– Я люблю две вещи: собирать грибы и читать книги. У меня не было ни одной машины, которую я бы не толкал по бездорожью, чтобы добраться до грибных мест. Я умру, если я не попаду за грибами.

– А книги?

– Когда я читаю, я живу другими жизнями – жизнями героев. В начале своей трудовой биографии, я жил в Ельце. И, я помню, ходил по городским улицам и читал Бунинскую «Жизнь Арсеньева». Это было непередаваемое ощущение. Я не могу читать, когда кто-то посоветовал, сказал: «Почитай, это сегодня модно». Я читаю, когда душа просит. И всегда полное собрание сочинений. Писатель, который меня перевернул – Достоевский. После него я стал понимать жизнь. Думаю, если бы все прочитали его «Бесов», у нас не было бы никаких революций и жили бы мы сейчас намного лучше.

– Как, по-вашему, человек должен жить на земле?

– Я всегда безумно любил делать то, что мне поручали. И думаю, что каждый человек должен отдаваться тому делу, за которое взялся. Тогда и ему и всем вокруг будет хорошо. Мне зачастую бывает обидно, когда некоторые чиновники занимают кресло, а пользы для общества от них нет никакой. Я не понимаю, что ими движет, что приносит им удовлетворение.

– Ну как что? Многие думают, что вызывают у людей восторг одним только тем, что приближены к власти.

– Знаете с чего мы начинал в 2002 году в администрации Липецка? Мы разработали значок «Администрация города Липецка». Я лично проверял, чтобы все работники мэрии носили эти значки. Я им говорил: «Будете работать хорошо – вами будут гордиться. Будете работать плохо – вам люди будут плевать в лицо».

Виктор УНРАУ

16:12 05.05.2017