Взгляд

ТОП-100 – Кому за рубежом нужна липецкая сталь?

С первого квартала 2016 года после нескольких лет убытков зарубежные активы Новолипецкого меткомбината начали приносить группе прибыль: заводы стали более эффективными, спрос со стороны ключевых потребителей вырос, цены на конечную продукцию иностранных заводов НЛМК, соответственно, тоже. Журналисты ведущих российских СМИ в мае нынешнего года имели возможность воочию убедиться в том, как здорово быть зарубежной «родственницей» липецкого холдинга.

Если говорить по-простому, суть всех трансформаций липецкой стали заключается в том, чтобы сделать из огромного «слитка» стали (сляба) конечный продукт для определенной отрасли промышленности. Берем вот этот огромный сляб, нагреваем, раскатываем, охлаждаем, раскатываем, сворачиваем, режем и т.д. – и получаем той толщины и «консистенции» стальной отрезок, который нужен для изготовления автомобилей, мостов, буровых установок и прочее, и прочее.

Скажем, в Дании, где располагается предприятие НЛМК по производству толстолистового проката NLMK DanSteel, липецкую сталь используют в ветроэнергетике, для производства буровых платформ, строительной техники. То есть если вы видите ветряную мельницу, которые в Дании располагаются на каждом шагу, вы можете быть почти уверенным в том, что изготовлена она из липецкой стали. То же самое и с судостроением: в большинстве случаев здесь используется продукция DanSteel. Причем это касается рынка всей Северной Европы. Так, доля продукции DanSteel на немецком рынке судостроения оценивается в 25-30%.

Липецкие слябы поставляются сюда морем: DanSteel располагается около порта в городе Фредериксверк (недалеко от Копенгагена). Практически идеальная логистика, безупречное качество продукции и индивидуальный подход под каждого, пусть и небольшого, клиента, по словам руководства предприятия, и помогает DanSteel удерживать лидерские позиции.

Руководитель дивизиона «НЛМК Европа Толстый лист» Игорь Саркиц рассказал, что в прошлом году DanSteel выпустил 435 тыс. тонн готового листа и тем самым уже прибавил к показателям 2014 года 9%. По результатам 2016 года от предприятия ждут еще 8% прибавки (до 470 тыс. тонн).

В 2012 году на предприятии завершен грандиозный инвестпроект стоимостью 120 млн евро: было заменено заводское «сердце» – поставлен новый прокатный стан. В результате завод может производить листы до 200 мм, шириной до 4200 мм и весом до 40 т. До конца 2016 года в предприятие планируется инвестировать около 5 млн евро.

Морским путем, через порт Гент, доставляются липецкие слябы и на бельгийский актив НЛМК – NLMK Clabecq. Предприятие специализируется на производстве толстого листа, а также двух премиальных марок стали – износостойкой стали Quard и высокопрочной стали Quend. Буква Q является тут фирменной с 2011 года, когда за 100 млн евро была установлена линия закалки и отпуска, позволяющая делать эти суперпрочные марки стали.

Чтобы возвести эту линию, пришлось снести один из корпусов и на этом месте построить новый. Quard нужна для такой техники, которая соприкасается с твердыми материалами и быстро изнашивается, – экскаваторов, самосвалов и пр., для работы в шахтах, на ГОКах и т.п. А Quend требуется в производстве прочной, но при этом облегченной продукции – например, стрел башенного крана, деталей автоприцепов. Две новые марки стали оказались настолько востребованы, что с 2012 года ежегодный рост производства Quard и Quend составляет 20-30%.

Другое предприятие, входящее в NLMK Belgium Holdings (NBH), – NLMK La Louviere – входит уже в дивизион «Плоский прокат», который нужен в производстве автомобилей. То есть если вы встречаете за границей Mercedes или Volkswagen, с большой долей вероятности можно утверждать, что они произведены в том числе и из липецкой стали.

Липецких слябов на La Louviere перерабатывают около 1,4 млн тонн в год, превращая их в 1,8 млн тонн горячекатаного проката в год и 0,6 тыс. тонн холоднокатаного. Во втором квартале 2016 года, как говорится в отчетности компании, продажи плоского проката увеличились на 21% кв/кв, до 0,39 млн тонн (+2% г/г), «за счет устойчивого улучшения конъюнктуры в автомобильной индустрии и строительном секторе».

Вживую производственный процесс выглядит завораживающе, не уступая по эффектности какому-нибудь устрашающему природному явлению. Огромный сляб с грохотом несется по стану, и в ходе этого движения его накаливают, чтобы раскатать, а потом, красно-огненный, его сворачивают, словно лист бумаги, в рулон. Вроде бы сугубо технический процесс превращения одного куска металла в другой, подчиненный соответствующим законам физики и химии, сопровождается «художественными» нюансами: для журналистов-гуманитариев было удивительно узнать, что каждый бездушный кусок металла в ходе таких вот «мытарств» можно «довести» до внутреннего напряжения, которое, чтобы сталь была нужного качества, необходимо снять.

Удивило также отношение к своему делу рабочих и руководства иностранных предприятий, входящих, в общем-то, в русскую группу компаний. Директор завода здесь ездит на каком-нибудь обычном Opel Astra, а рабочие умеют отстаивать свои права по каждому поводу с помощью реально действующих профсоюзов. Но и те, и другие любят свою работу и, как показалось, гордятся тем, что трудятся в НЛМК.

Татьяна КАРАБУТ

13:21 15.09.2016

Комментарии

CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки